Стерва выходит сухой из воды. Как преодолеть полосу невезения

В моей электронной библиотеке есть множество книг наших современниц, которые я сама читаю с огромным удовольствием. Все книги с глубоким философским смыслом, но читаются настолько легко и непринужденно, что даже не замечаешь как «проглатываешь» очередной шедевр литературного искусства. Даже если вы не любите читать, поверьте читать эти книги будет сплошным удовольствием — много юмора и просто позитива, все ответы на наболевшие вопросы и просто хорошее и приятное заполнение досуга и расширение кругозора, даже для тех, кому темя покажутся не актуальными! Все писательницы женщины, который прошли особый путь и которые методом проб и ошибок многое поняли и много добились в этой жизни.   Все книги, написанные обычными женщинами, которые в один миг из самых обычных превратились в самых известных.

Елена Кабанова, Инесса Ципоркина

Стерва выходит сухой из воды. Как преодолеть полосу невезения

 

Наука оживать

Неприятности имеют привычку ходить косяками, точно сельдь. Или хамса. Не успеешь из одной выбраться — глядь, новая подоспела. И так несколько недель. Или месяцев. Или лет. В любом случае этот «неудачный» период может весьма основательно подорвать здоровье человека, его веру в себя, его умение общаться, его способность радоваться жизни. Большинство людей будто специально стремится «повесить» на себя вину за все недочеты, промахи, провалы и проколы — так, чтобы впредь не доискиваться истинной причины, а раз и навсегда придти к выводу: это про меня Пушкин писал «Нет ни в чем вам благодати; с счастием у вас разлад: и прекрасны вы некстати, и умны вы невпопад». Непруха, одним словом. Незачем и рыпаться.
Такой подход, конечно, положения не исправит, самочувствия не улучшит, энергии не прибавит. Именно поэтому множество книг про то, как побыстрее выйти из «полосы невезения», исповедуют одну и ту же тактику: становись оптимистом, дорогой читатель! Просто бросай все — и вперед, к радостному восприятию действительности, к хорошему настроению, к бодрому поведению! Оставь сомнения в том, что это вообще возможно: вдруг ни с того, ни с сего целое население целой страны (причем страны довольно плохо обустроенной, а потому вовсе не располагающей к радужным надеждам) поголовно превратится в оптимистов. Хотя кое-кому — а именно пессимистам — кажется: подобное может произойти, если в отечестве случится эпидемия атипичной психопатии, и все эти миллионы и миллионы наших граждан одновременно и бесповоротно спятят. И что прикажете делать с таким количеством психов? Особенно если их охватит радостное возбуждение — например, к дождю? Или к Восьмому марта? Не говоря уже о том, что оптимизм — идеология обоюдная. Кто-то сказал: «Пессимист считает, что хуже быть не может; оптимист — что может быть еще хуже».
Увы, но разочарование всегда, ухмыляясь, следует за надеждой. Оно словно стервятник, парящий над львиным прайдом: хищники уничтожат только часть своей жертвы, и падальщику всегда найдется чем поживиться, склевывая с костей остатки плоти. Вот и надежда так же не обгладывает дочиста своих «доверителей», следовательно, разочарованию есть что «поклевать». И тот, кто не является оптимистом по своей природе, а становится таковым «из соображений успешности», серьезно рискует. В определенный момент его основная задача — не достижение успеха, а сохранение иллюзий. Не такая уж это надежная стратегия. Но как, спрашивается, найти самую надежную? Существует ли она вообще, беспроигрышная тактика, наука побеждать?
Беспроигрышная — нет. Зато существует умение проигрывать без саморазрушения — и каждый из нас пользуется этой важной способностью в неприятные моменты, когда возникает впечатление, что все силы природы обращены против тебя. И все-таки нам не удается избежать стрессов и депрессий. Зачастую мы стараемся пережить тяжелый этап, впадая в состояние, близкое к спячке: глаза открыты, руки-ноги двигаются, мозг совершает привычные операции, но чувствительность понижена, восприимчивость слабая. Авось, проснувшись, ты обнаружишь, что за время «спячки» ситуация выправилась. К сожалению, в этом «сне наяву» можно упустить массу возможностей, помогающих выйти из кризиса. Зато сохраняется приличный запас душевных и физических сил. Есть и противоположный прием — лихорадочная деятельность. Весь организм работает на износ, ищет выход из тупика. Но даже отыскавши дверцу, ты можешь оказаться настолько измотана, что не в силах будешь ее открыть. Какую методику выбрать?
Это решение человек может принять только самостоятельно, исходя из свойств характера, а не из добрых советов типа: «Мы верим, ты сделаешь это! Мы ждем, когда ты встанешь грудью (сядешь задом)! Удача летит к тебе! Счастье поджидает тебя!» — подобного рода словеса необходимо делить даже не на семь, а на сто семнадцать. Ободрения действуют отнюдь не на всех. Если примерно пятую часть «испытуемых» аналогичные лозунги окрылят, то остальные четыре пятых они могут лишь здорово разозлить: «Тебя бы на мое место! Он, видите ли, в меня верит! А я вот в тебя не верю, трещотка ты этакая!» Естественно, подобный настрой ничего не принесет, кроме еще одного разочарования — разочарования в энтузиастах. Английский философ Эдмунд Берк вообще считал, что «богу было угодно даровать человечеству энтузиазм, чтобы возместить отсутствие разума». И он был прав по крайней мере в том, что разум способен с лучшими результатами помочь в любом болоте, в которое нас заводит именно энтузиазм.
То же и с выходом из полосы невезения. Если разобраться, что нас удерживается в этой «сумеречной зоне» — может, ее удастся преодолеть в кратчайшие сроки с минимальными потерями? Правда, множество людей предпочитает думать, что их удерживает в болоте несчастий какая-то высшая сила. И бороться, соответственно, с этой силой — дохлый номер. Хотя, присмотревшись, замечаешь, что у пресловутой «астральной отрицательной энергии» есть имя, телефон, факс и все прочие данные, известные соответствующим право- и здравоохранительным органам. Желаете узнать? Да пожалуйста!

Глава 1. Ящик Пандоры в твоем мозгу

Некоторые из нас склонны считать неудачу окончательным состоянием. И зависают в депрессивном состоянии на годы и годы. И происходит это не только в силу беспомощности и бездеятельности пострадавших, но и в силу небескорыстия спасателей. Желающие помочь неудачнику, что бы о том ни пели масс-медиа и художественные произведения, не всегда посвящают себя благородной миссии из одних только гуманных соображений. Они, как все, стараются получить свою долю. Ведь для целой социальной категории людские несчастья — хлеб насущный. Не веришь? Суди сама. Когда человек просит о помощи? Когда ему плохо. Чем он несчастнее, тем на большие траты и на больший риск готов пойти. А если, помимо дефицита денег, внимания, общения, комфорта у него обнаруживается дефицит времени, здоровья или еще чего-нибудь жизненно-важного — разве не кинется такой бедолага пробовать все средства, которые дают хоть какую-то надежду на облегчение? И что мешает мошенникам преизрядно ощипать отчаявшегося, предлагая тому «старинные китайские отвары», «суперсовременные западные технологии», «древнюю бежевую магию госпожи Серпентины»?
Думаем, ты согласишься, что преодолеть полосу препятствий бывает куда сложнее, если вокруг слишком много таких вот «помощников» и «советчиков», причем каждый из них старается содрать с тебя куш. Но ведь именно так обстоят дела: ты попадаешь в ловушку, но тебя спешат не вызволить, а выкупить — но только за твои же собственные деньги. Подобное практикуется и в родном отечестве, и во всем мире. Свободный рынок строится на том, что на любой товар, на любую услугу, на любую технологию непременно найдется покупатель. Почему бы не взять в оборот такие сферы жизнедеятельности, в которых даже не требуется реклама, где роль рекламных средств выполняет чувство отчаяния? А люди есть люди — они стараются делать деньги на всем, что подвернется. Их бесполезно упрекать — да и не в чем. Если, конечно, товар доброкачественный. Увы, но так бывает нечасто. В первых рядах неизменно выступают авантюристы и шарлатаны. Первые ведут разведку боем, вторые занимаются мародерством.
Вспомни-ка: разве тебе самой не доводилось, обнаружив проблему, искать способ ее решения? И каждый раз появлялась уйма довольно подходящих способов — что, как ни странно, лишь усугубляло и запутывало ситуацию. Ты неизменно сталкивалась с толпой коммивояжеров, которая фактически толклась у тебя в прихожей, восклицая: «Вы поправились после родов? Попробуйте это средство: ни диет, ни упражнений, ни режима, ни таблеток! Несколько сеансов психотерапии — и вы больше никогда не захотите есть!» — или что-нибудь в этом роде. Человек, чья проблема уже перешла в психологический комплекс, до определенного момента чрезвычайно доверчив, податлив, внушаем. А что в результате?
В результате «спасители», «создатели панацеи» принимаются теснить друг друга, пытаясь добиться уже не только выхода на рынок услуг и товаров для невротиков, но и полного контроля над этим рынком и над этим контингентом. Сегодня настоящая война Алой и Белой розы идет буквально за каждого «эмоционально нелябильного» потребителя. Короче говоря, за любого психа, комплексатика, депрессатика. В этом нестерпимом состоянии человек одновременно и никому не верит, и готов поверить в невероятное — в частности, в чудо. Вдруг сверкнет молния, в небесах мелькнет радужное крыло размером с Крымский полуостров, и прозвучит божественный глас: «Почто скучаешь, сын мой?» Впрочем, к дочерям это тоже относится. А уж если можно ожидать такого, то нормальный прогресс и открытие нового гормонального антидепрессанта или новых методик психотерапии — вещь безусловно вполне статочная, значит, открытие вот-вот произойдет, а может, уже произошло. Просто от нас скрывают правду.
Итак, периодически в рекламе появляется отзвук божественного гласа и отблеск божественного оперения. В качестве отзвука выступают психиатры, вещающие а-ля сирены Эгейского моря про возможное «кодирование на счастье» или нечто в том же роде; а в качестве отблеска — биохимики, норовящие сварить человечеству зелье вечного блаженства. Публику словно заставляют выбрать, будет ли она лечить свои проблемы с помощью психотерапии, или предпочтет биохимические антидепрессанты. А какие соображения должны обусловить этот судьбоносный выбор? Нет, не угадала. На практике главным фактором выбора послужат не причины депрессии у каждого конкретного потребителя — психологические или гормональные. Скорее уж выбор будет направляться интенсивностью рекламных мероприятий. Так что упомянутые выше «негативные астралы» — всего-навсего воображаемая «крыша» для целой армии шарлатанов, желающих «срубить деньгу». Им некогда — и незачем — ставить грамотный диагноз и в соответствии с болезнью искать лекарство. Ведь ими предлагаемое средство является (или представляется) панацеей! Сиречь единым лекарством для всех недомоганий и единым избавлением для всех болящих.
Хотя любой человек, сколько-нибудь разбирающийся в медицине, скажет: чем шире и разнообразнее действие лекарства, тем выше вероятность того, что это средство всего лишь облегчает симптомы, но практически не излечивает болезнь. Для лечения необходимы избирательные меры, действующие именно на тот орган, который плохо функционирует и ухудшает общее состояние организма. Так что панацея нереальна, создать ее в принципе невозможно. К сожалению, бизнесмену, продающему свой товар, нет интереса ограничивать круг потребителей одними только обладателями конкретного диагноза, желающими вылечить свою немочь. Есть ведь и другие, кому лекарство окажется полезно, хотя и не исцелит. А в стране, где большая часть населения надеется на чудо, почему бы не поживиться, сняв навар с людей, чьи недуги не имеют к твоему товару никакого отношения? Значительная цель приемлет даже самые ничтожные средства. Если кто-то принимает свой уморительный насморк ценой в тридцать шесть и восемь десятых за птичий грипп и скоротечную чахотку — его проблемы. А поставщик панацеи всегда готов обеспечить ипохондрику любое количество лекарственных препаратов, не гарантирующих ничего, кроме пустой траты времени и денег.
В последнее время в гонку продаж вступили производители информации. Пресса с рвением гейши ищет новых способов возбудить своего «господина и повелителя» — публику. Жареные утки порхают по небосводу, словно при теракте в ресторане «Пекин». То выяснится, что трансгенные продукты превращают православных в ихтиандров и аэлит, то обнаружится, что наши предки никогда не болели кариесом, потому как мылись черным хлебом, да и то раз в неделю, а с мылом — вообще раз в год. Не стесняются вносить свою лепту ученые, чья специальность, мягко говоря, далека и от косметологии, и от диетологии. И тоже все больше про предков рассказывают — какие те были здоровенькие, да к чему склонность имели, да куда их заводил здоровый темперамент и добрые традиции. Почему-то забывая про самый главный фактор — среду обитания — некоторые ученые в тесном контакте с некоторыми журналистами бесконечно обращаются к генотипу: в наших генах записано то, в наших генах записано се… Достаточно нарушить догмы, заповеданные от веку — и пожалуйста, вот вам Армагеддон. Канун да ладан.
А поскольку биологами открываются все новые и новые сочетания генов, отвечающие за совершенно неожиданные качества человеческой и нечеловеческой натуры — как же масс-медиа не присуседиться к такому сдобному пирогу! Только что выявили ген ожирения, теперь — ген наслаждения. Вернее, ген отсутствия наслаждения. И что из этого открытия — весьма ценного, кстати — вышло?
Во-первых, наукой еще раз было подтверждено: склонность к депрессии, обусловленной или не слишком, имеет разные причины — и психологические, и биохимические, и генетические. В 1999 году американский ученый, президент Общества человеческой генетики Дэвид Камингс выпустил в свет книгу «Генетическая бомба», в которой изложил теорию возникновения синдрома дефицита удовлетворенности, который западные журналисты окрестили «мусорным геном». Определенные сочетания генов затрудняют возникновение чувства удовлетворения. Есть люди, которые легко и часто ощущают радость: полет бабочки, чашечка кофе, любимая мелодия — и они уже в благодатнейшем расположении духа. Другие не могут задержаться в этом состоянии ни на одну лишнюю секунду. Самый невероятный триумф и самый оглушающий гром фанфар не станут для них поводом к празднику, который не то что всегда, а даже пару недель не может побыть с ними, с депрессивными обладателями мусорного гена.
Во-вторых, выяснилось нечто любопытное: экстремизм, авантюризм и вообще всевозможный идиотизм в погоне за удовольствиями проявляют те, кому трудно получить ощущение удовлетворения и трудно это ощущение задержать. Чтобы почувствовать себя счастливыми, люди с таким дефектом рано начинают интересоваться сексом — природа подсказывает им это мощное средство достижения удовольствия — и очень рано, в возрасте от пятнадцати до двадцати двух лет заводят детей. И не только в пополнении численности населения можно обвинить обладателей мусорного гена. Подумать только: все порочные наклонности, которые человечество с таким упоением клеймило позором — алкоголизм, наркомания, клептомания, пристрастие к азартным играм, обжорство, навязчивое вранье — это явления того же порядка, что и болезни, вызывающие сострадание — агорафобия (боязнь открытого пространства), постоянная тревожность, аутизм, дефицит внимания, навязчивые мысли, расстройства в поведении, бессонница, ночные кошмары, панические атаки, резкие перемены настроения, заикание. Если у человека имеется в наличии несколько «пунктов» этого нерадостного списка — высока вероятность и присутствия мусорного гена. Жаль, что лабораторий для анализа ДНК, которые существуют в США уже целое десятилетие, в России не то что не пруд пруди — тот же анализ генома на синдром дефицита удовлетворенности не проведешь. Придется особо заботящимся о собственной удовлетворенности ехать за океан. Правда, у некоторых читателей закономерно возникнет вопрос: а зачем же так далеко?
И то верно. Генотип уже не изменить. И от положительного результата пройденного теста плохое настроение только усугубится. Голову будет сверлить мысль, что обзаведение потомством, как, впрочем, и получение Нобелевской премии, рыцарского звания, портфеля министра — ничто в этом мире не сможет успокоить душу и развлечь ум, отравленные синдромом дефицита удовлетворенности. Угораздило же родиться с таким «наследством»! Теперь жди неприятностей. Вероятно, начнутся изменения не только и не столько на эмоциональном уровне, сколько на ментальном: человек станет воспринимать мир иначе, его поступки изменятся, его шкала ценностей перестроится до самого основания.
И только самые сильные встряски — вроде пожирания сладостей или «street drug» («уличного лекарства», как зовут на Западе наркотики) станет светом в конце тоннеля. Впрочем, остается существенный вопрос: а куда приведет этот «свет»? Если страдалец не захочет пускать на самотек свою проблему и станет искать выход, журналы и консультанты засыплют бедолагу незатейливыми советами вроде «принимайте активные добавки», «займитесь йогой», «поменяйте образ жизни на более подвижный». Исполнение рекомендаций отнимет годы, но не поможет ни на йоту. Потому что плохо подобранные активные добавки сами вызовут недомогание; у лиц, склонных к истероидным реакциям, йога зачастую вызывает тяжелые обострения вплоть до паранойи; подвижный образ жизни далеко не однозначен — нагрузки необходимо тщательно «отредактировать» согласно целям и задачам новоиспеченного «физкультурника».
Увы, но проблема в том и состоит, что нам свойственно применять какие-либо «исправительные меры» не согласно с конкретными задачами, которые ставит нам наш собственный организм, а в соответствии с чьими-то рекомендациями: «Вот, я (моя тетя, моя тренерша, моя соседка, моя собака) попробовала — улет!» А расспроси поподробнее, что за «улет» такой случился с нею, с ее соседкой, собакой, теткой и прочими — сразу выяснится: больше «улетности» гнездится в воображении советчика, нежели в его опыте. Поэтому ни журнальным, ни лично знакомым «визирям» доверять безоговорочно не стоит. Себе дороже обходится подобная доверчивость. Пробуя на собственной «фактуре», словно собака Павлова, разные модные методики, добавки, присыпки и прочую муру, ты рискуешь разбалансировать свой обмен веществ и свою психику окончательно. Чем проверять разные примочки на действенность методом тыка, спроси у специалиста.
Признаем: и врач, конечно, не всегда способен поставить грамотный диагноз и назначить «пользительные» средства. Что греха таить, врачи в России больше, чем врачи. Они заложники плохо отрегулированной системы здравоохранения и вместе с тем — как и полагается заложникам — ни за что содеянное не отвечают. От заложников, естественно, никогда не стоит ждать добросовестности и ответственности. Но если ты всерьез обеспокоена и давно чувствуешь потребность как-то исправить вечно дурное настроение, то не вешай носа, позаботься о себе: поищи исключение из правил — грамотного специалиста. Проверься у него и хотя бы узнай: нет ли у тебя авитаминоза, анемии или вообще дефицита каких-нибудь чрезвычайно важных веществ в организме. Это весьма распространенное — и весьма нездоровое — явление, на которое почему-то никто не обращает должного внимания. Если ты обнаружишь у себя в организме нечто подобное — тогда, с результатами анализов на руках, тебе будет гораздо легче подобрать и добавку, и присыпку, и даже психотерапию.
Кстати, лекарства, диеты и целевые занятия с психологом, если их совместить, могут многое поправить. Поодиночке, да еще выбранные наобум, они, наоборот, могут обернуться бессмысленной тратой денег и времени. Например, одни лишь утренние упражнения и мантры, аутотренинг, дыхательная гимнастика и все прочие методы психологического настроя не в силах устранить неприятные последствия некоторого, гм, эпикурейства, пусть и доставившего накануне колоссальное удовольствие. Это общеизвестно: недозволенные излишества при несбалансированном обмене веществ оставят после себя грандиозное похмелье — так, что вся запланированная «культурная программа» насмарку. Что, вызывать психолога на дом и требовать, чтобы он сию минуту настроил тебя, вусмерть объевшуюся за ужином, на лирический лад? Да и белым днем, в обычные часы зачем, спрашивается, посещать кабинет психоаналитика и тратить время на рефлексию, когда для гармоничного существования нужны всего-навсего велотренажер и два разгрузочных дня в неделю!
Здесь все, кому приходилось хотя бы раз в жизни исполнять это самое всего-навсего, скептически хмыкнут: «Ничего себе! Велотренажер, диета, может, еще и бегать по утрам прикажете? Тоже мне несущественные изменения и скромные мелочи!» Не спорю, считать подобные нововведения скромными нельзя. Но и несоответствие образа жизни современного человека и пещерного жителя тоже несущественным не назовешь. У кого-то организм легче адаптируется к стрессам, гиподинамии и глюкозосодержащему питанию, а кто-то довольно тяжело заболевает, несмотря на самые благоприятные окружающие условия. У одних отказывает пищеварительный тракт, у других сбоит нервная система, у третьих возникает зависимость от искусственных релаксантов.
И все-таки вернуться к природе, полюбить ее, мать нашу, как нас (и уже не первое столетие) периодически призывают не слишком образованные, но чрезвычайно добродушные личности, у человечества не получится! Сколько ни долдонь о пользе жизни на природе, мы даже после глобальной катастрофы скорее вымрем, чем воротимся в дикие места и обустроимся там наравне с другими представителями местной фауны. Подтверждение тому — передача «Последний герой». В тропическом раю все участники испытывали огромное нервное и физическое напряжение, к которому оказывались ничуть не подготовлены. Голод, антисанитария, бессонница, кровососущие насекомые и необходимость выживать заставят занервничать кого угодно. Притом звезд отечественного шоу-бизнеса, участвовавших в этом конкурсе имени Робинзона Крузо, не назовешь ни неженками, ни обжорами, ни эфирными созданьями. Но и им солоно пришлось «на острове, на острове, на лучшем в мире острове».
Но если физический дискомфорт — штука очень неприятная, вызывающая желание сбежать куда-нибудь, поближе к очагам цивилизации, то дискомфорт моральный для некоторых людей — что пряничный домик для Ганса и Гретель. Их силком не оторвешь от карамельных окошек с сахарными ставенками. Не уйдут, пока не сожрут все подчистую! Как же оно можно, так обожать несчастливую черную полосу, где нам, по выражению незабвенного Горлума, бывает так «болестно»? Неужто и здесь кому-то «жить хорошо»?

Глава 2. Грамматика как попытка к бегству

Существуют такие личности, которые в состоянии «неплохо устроиться» где угодно — даже в концлагере. И обычно остальные отчаянно завидуют «ловкачам» и «везункам»: вот, мол, умеют же люди! Фартит же некоторым! А на самом деле подобные таланты — как и любые другие таланты — чреваты «побочным эффектом». Мы уже писали о тех, кого стимулирует невыносимость окружающего, о тех, кому несовместимые с жизнью условия поистине полезны — благодаря всяческому измывательству они довольно скоро осознают, что пора приниматься за дело, за самое главное дело в мире. Нет, не за выживание. За изменение образа жизни — на тот, при котором человек не выживает, а живет. Если же ты засела в «зоне невезения», будто ржавый гвоздь в мореном дубе, ты автоматически лишаешься возможности изменить свою жизнь на более приемлемую.
Положение усугубляется тем, что в российском менталитете присутствует колоссальное количество «исторических причин» для примирения всех и каждого с общими и личными неудачами. Так же, как российская интеллигенция — совсем не то, что западные интеллектуалы, российский «поиск себя» существенно отличается от «самореализации» в западном стиле. Разница примерно та же, что между религиозным орденом и научной комиссией: одному опорой вера, другому — рациональное мышление. Наши соотечественники предпочитают верить, как сказал Михаил Жванецкий: «Не, здесь будет лучше. Станет быть будет лучше. Будет станет лучше» — и далее по кругу до полного истечения веры и уверенности. А там, глядишь, наступит второе дыхание. Или двадцать второе.
Вера, конечно, важна и нужна. Но не в качестве замены для всего прочего — для мышления, для действия, для интуиции. Тем более, что попытки обойтись верой в победу вместо реального решения проблемы затягивают. В окружении виртуальных благ можно провести годы и годы, словно Жан-Батист Гренуй из романа Патрика Зюскинда, или приснопамятный Горлум: ползать в гнилой тьме пещер, питаясь подножным кормом и воображая себя властелином мира, предметом всенародного обожания. Чем, собственно, и занимается изрядное количество людей. Этим бедолагам кажется, что судьба к ним недостаточно щедра и благосклонна. Справиться с такой напастью они не в силах, значит, необходимо забыть. Обо всем — и в первую очередь о себе, ужасно маленьком, и о реальном мире, ужасно жестоком. А взамен создается воображаемый Эдем, в котором тебе рады несказанно, потому что ты и сам здесь чудо как хорош: в плечах косая сажень, семь пядей во лбу и ниже тоже красота. Для особ женского пола предлагается стандарт 90-60-90, каскад блестящих и послушных волос, докторская степень и легкая пресыщенность обожанием со стороны сильного пола.
А пока новоиспеченный Горлум Гренуй воздвигает свои спелеосады в духе злодея Черномора, реальность предъявляет ему счета, счета, счета. Море счетов. Их надо как-то оплачивать, не то тебя выдернут из нирваны и заставят кирзу хавать. Что ж, человечество упорно трудится над решением этой задачи, совершенствует приемы, с помощью которых насущные потребности и претензии окружающего мира удовлетворяются кое-как — на грани бесцеремонного пренебрежения, а тщательно взлелеянная вдали от действия солипсическая самовлюбленность компенсирует неутешительные последствия подобного «мироздания». К тому же есть несколько весьма распространенных способов более ли менее с комфортом «обустроиться» прямо посреди полосы невезения.
Первый способ можно назвать… «сослагательным наклонением». Его основа — декларированное бездействие. И правда — кто не работает, тот не ошибается. Человек, вошедший «в препорцию», все свои деяния излагает в сослагательном наклонении — «я бы создал… изучил… построил… заработал… Я бы… я бы… кабы не бабы…» Ему главное — не замараться ошибкой или неудачей, неизбежной для всякого деятеля, экспериментатора, создателя. Ведь чем удачнее был предыдущий ход, тем больнее промахиваться впоследствии. А какой чаячий ор поднимают критики, едва вчерашний созидатель, обласканный публикой, сделает что-нибудь не столь успешное! Настоящий птичий базар: чайки, гагары, глупый пингвин и гордый буревестник. Все присутствуют и вовсю демонстрируют нетерпеливый сарказм в адрес промахнувшегося и провалившегося. Любой, кто знает об успехе не понаслышке, знает и то, что успех — величина непостоянная. И даже не величина, а величины. Успехов может быть два, пять, десять, сорок — и все разные, как романы Казановы. Что достойнее: одно великое свершение, вошедшее в мировую культуру, или полсотни бурных, но кратковременных всплесков любви народной? К чему разбираться в подобных вопросах тому, кто занят делом? И вообще — кубки особенно рьяно начинают полировать тогда, когда новых уже не предвидится.
Зачем же «человеку в сослагательном наклонении» подобные треволнения? Да еще такому, который страдает максималистскими закидонами в тяжелой форме: вот если бы я это сделал, вышло бы куда презентабельнее — лучше всех сделал бы! Он вообще часто употребляет это «если бы». Некая дама, проживающая именно в «сослагательном мире», сказала автору этой книги: «Веришь ли, но если бы я стала писать книги, я рынок популярной литературы бестселлерами завалила бы!» Увы, но в подобной ситуации единственный ответ «еслибисту»: «Попробуй». Причем заранее можно предвидеть: попыток не будет. Ни первой, ни второй, ни третьей. «Генерировать идеи» и «разрабатывать проект» — разная работа. Помни: коли в твоем мозгу и родилась какая неподражаемая мысль, ей предстоит испытать множество метаморфоз, прежде чем она воплотится в жизнь. Не считай, что сделала все и даже больше, подкинув свое беспомощное детище другому, более заботливому и упорному. Обычно тот, кто фонтанирует идеями, разбрасывая их на головы окружающих, потом дожидаясь похвал и благодарностей, сам-то предпочитает работу попроще. И выбирает чаще всего участок безопасный, не требующий больших умственных усилий. Потом радостно кичится: как я хорошо клею марки, мою посуду, кормлю собаку и т. д.
Так и существует в виртуальном измерении, гений чистого познания: всем дает советы насчет того, чего сам никогда не пробовал — сам же наверняка делать никогда ничего не будет. Человек из сослагательного наклонения любит навязывать свои советы, просишь его об этом или не просишь. Твои потребности не имеют значения, он просто не может не указать: а я на твоем месте сделал бы вот что. «Еслибиста», как правило, легко распознать уже по тому, с каким апломбом он всегда говорит и какой безапеляционный тон имеет.
В общении с ним единственно верная тактика — не следовать никаким исходящим от «сослагательного» типа советам. Никаким. Хотя бы потому, что он сам плохо представляет, что советует. А уж насчет воплощения на практике и своих собственных идей — не говоря уже о чьих-то чужих проектах — здесь любитель всяческих «если бы» пасует и перекладывает всю черновую работу и всю ответственность на тех, кто не спрятался — а он не виноват! Он никогда и ни в чем не виноват, поскольку просто ничего не делает. Пока «еслибиста» не раскусили, его репутация крепка, а положение кажется незыблемым. Достаточное и необходимое условие стабильного и комфортного существования в сослагательном наклонении — простодушие окружающих.
Очень удобно проводить подобную «сослагательную» политику в кругу семьи — авось любящие близкие не заметят некоторых несоответствий между реалиями и прожектами их драгоценного вундеркинда. Впрочем, не только дети — родители тоже не прочь повысить свое реноме. Только они чаще описывают не будущие подвиги, а славные «минувшие дни». Трудно удержаться от соблазна, рассказывая какую-нибудь поучительную историю, и не приукрасить свою роль. К подобным боевым вракам стоит отнестись снисходительно. Неизвестно, как ты сама со временем будешь «приподнимать» себя в глазах младшего поколения — а оно, к сожалению, имеет инфантильную манеру самоутверждения путем понижения самооценки собеседника — хвастаться, представляться или давить авторитетом. Но бога ради не впадай в «еслибизм»! Из него нет исхода. Он — трясина, зыбучие пески, грязевая лавина. Затянет и не спасешься.
Хотя и другие приемы из серии «грамматика в жизни» не менее опасны. Они в равной степени подменяют живое дело, яркие чувства, заметные результаты липкой, словно паутина, болтовней на тему несбыточного и несбывшегося. Из ловчих сетей выход найти нелегко. Во всяком случае, придется перестать «еслибыкать». А еще поучиться обыкновенной радости. Это редкое умение — сегодня его ценят наравне с высоким профессионализмом. Например, в США чрезвычайно популярны люди, чье присутствие делает вечеринку веселой — не приглашенные звезды и не оркестр, бодро лабающий румбу, а такие же гости, как и весь «контингент». Просто контингент занят тем, что хлещет хозяйские запасы, бахвалится, сплетничает и жалуется, постепенно скисая от скуки. Чтобы придать этим нехитрым занятиям остроту и блеск, нужен особый собеседник — либо с врожденным умением «учить плохому», либо с мощным тренированным обаянием. В любом случае, заставлять веселиться других — нелегкий труд. Но и радовать себя нелегко. Вот почему многие люди предпочитают, «чем кумушек считать трудиться», глубже погрузиться в пучину уныния и воспринимать все кармически.
Такой метод можно охарактеризовать как «страдательный залог». Жизнь в страдательном залоге, конечно, не сахар. И даже не говядина. Максимум — столовый уксус. Каждый «страдатель» исподволь готовит себя к неудачам: я же говорил, что не получится, что все пойдет не в ту сторону, что все будет плохо — пожалуйте, так оно и есть! Пророчества, как ты наверняка замечала, захватывают читателя прямо пропорционально тому, насколько устрашающие бедствия в них описаны. Бог знает почему, но человек почти ждет вселенских катастроф, охотно смотрит передачи о том, какие еще кони бледные и гигантские метеориты подстерегают род людской буквально в ближайшее (от ста до ста миллионов лет) время. Видимо, по сравнению с катаклизмами такого масштаба его собственные проблемы представляются кукольным домиком с кукольными страстишками. И можно воспринимать свои неудачи, драмы и обломы как умилительные, в духе блоковского «Балаганчика»: «Страшный чорт ухватил карапузика, и стекает клюквенный сок» — как тут не возрыдать сладкими обильными слезами — «Заплакали девочка и мальчик, и закрылся веселый балаганчик».
«Страдатель» вообще плачет много и с удовольствием, ценит все, что приносит новые поводы для слез — например, сентиментальную литературу, особливо ту, где страдают невинные малютки. А повесть Николая Короленко «Дети подземелья» даже охотно пересказывает — в общих чертах — как свою автобиографию. Он панически боится признаков счастья и удачи в собственной жизни. И другим счастья не прощает. Разве можно сохранить духовность, если жить, действовать, радоваться удачам и — вот ужас-то! — не осмысливать собственную персону как игрушку в руках судьбы? Да люди подобного склада позорят русскую душу! Это постыдное подражание Западу! Фальшивые улыбки на холеных лицах самодовольных яппи — страшная альтернатива плаксивой гримасе на истинно русской небритой харе! Честно говоря, мы и сами не в восторге от улыбки, которая больше напоминает спазм лицевых мышц. К тому же уши вечно в помаде… Улыбаться — равно как и рыдать — удобнее всего тогда, когда хочется. Когда есть из-за чего. Тогда ни слезы, ни смех не девальвируют, их ценность остается высокой и стабильной, выражаясь языком фондовой биржи. А попытка с помощью кислой (или бодряческой) мимики продемонстрировать глубину, широту, долготу и многогранность собственной индивидуальности — и вовсе дело дохлое. Для такой цели существует самореализация и самовыражение.
Самовыражение как образ жизни, безусловно, принадлежит к действительному залогу. Можно, конечно, размахнуться сплеча — и угодить в… словом, не в ту степь, в которую намечалось. Но в целом личность, предпочитающая действительный залог, имеет равные шансы и на удачу, и на промах. И, как сказал Тристан в пьесе «Собака на сене»: «Ведь кто играет, тот всегда возьмет свое то с тех, то с этих». Поэтому возникающее после неудачи состояние пассивности, более известное как «безнадега», довольно быстро проходит у того, кто предвкушает новые игры и новые свершения. Но в действенный залог «страдатель» не переходит никогда. Что бы он стал делать там, в мире энергичных людей, сменяющих друг друга проектов, конкретных результатов… «Страдателю» здесь не место. К тому же существует весьма обширный круг тех, кто провел жизнь в страдательном залоге и извлек своеобразную пользу из декларативного ничегонеделания и хронического нытья.
Один из героев «Жизни Клима Самгина» называл эту категорию особ женского пола «несъедобными девушками». В качестве варианта можно употребить нехитрое выражение «дура набитая». Глупость, как мы неоднократно писали, многолика. Ее не интересует самореализация. Ее предел — самодемонстрация. В процессе показа себя глупость ничем не брезгует и ничего не уважает. Высокие идеалы сгодятся как декоративный прием, чтобы подать себя поинтересней. Идеализм может сочетаться с освоением больших пластов информации — но не для работы, не для исследования, не для развития идеи, а просто для трюка. Ак-кробатический номер-р! Только сегодня и только у нас! Хомо эрудитус, котор-рый вовсю цитир-рует Канта, Конта и Комдессю!
Вот уж поистине «из пушек по воробьям». На мизерную действительную цель — преподнести себя публике как человека глубокого ума и высокой души, после чего максимально долгое время удерживать аудиторию в этом заблуждении — налагается мнимая сверхзадача — спасти мир (в крайнем случае, Россию-матушку) от засилья бездуховности, глобализма, коммерциализма, компьютеризации и гигиены. Сие есть вариант для патриота-прогрессофоба: западные ноу-хау тащить и не пущать, зато при всяком случае поминать добром национальные достижения вроде смазных сапогов, баранок и самовара. На простодушные вопросы типа: как же так, не мывшись, без интернета сидеть? — отвечать внушительным голосом что, дескать, терпите, аки заповедано. Человеку образованному и любящему родину, мать его, страдать приходится. Страданиями душа совершенствуется. Папенька из «Формулы любви» говорил, «одни только радости вкушать недостойно». Правда, всегда найдется молодой-горячий, который, так же, как в «Формуле любви», отмахнувшись, крикнет: «Да пропади он пропадом, папенька ваш с советами своими!» — и пойдет другим путем. Но это ничего. Его и там поджидают.
Кто поджидает? Да варианты для продвинутых западников. Не одна только уваровская триада «православие-самодержавие-народность» канифолит мозги сегодняшнему обществу. В числе последних рыночных предложений также имеются: погоня за новыми формами и трактовками старых, если не сказать древних памятников мировой культуры; подмена авторской мысли собственным выпендрежем с оповещением о сем всех, кого удастся отловить и удержать. Формы идей и вещей, обильно изукрашенные рюшками и оборками, должны своей «удивительностью» компенсировать если не тривиальное, то по крайней мере, несколько заезженное содержимое. Что поделать! Оригинальные явления, достойные внимания, к сожалению, рождаются на свет чрезвычайно редко. Приходится обходиться классикой — перекраивать, пересматривать, привносить ноту современности и т. п. Эти рокировки, реконструкции и рекомбинации — суть золотая жила, из которой можно черпать и черпать «рабочие места» для тех, кому не под силу создать нечто новое и — главное — нечто самостоятельное. Удобно! Выгодно! Надежно! Общество выражает всемерную признательность и горячую благодарность всему, что поддерживает его культурные иллюзии и необоснованные амбиции.
Конечно, выдуманные идеалы не имеют ничего общего с истинными высотами духа. Зато у них другая задача и другой положительный эффект, который трудно переоценить: выдуманные идеалы застят реальность! Они маскируют реальные проблемы и насущные потребности, словно искусно задрапированные ткани — ветхий фанерный помост. И получается шикарный пьедестал. Счастье, если пьедестальчик не провалится прямо под ногами того, кого собираются на него возвести и чествовать, чествовать…
Представляешь, какая это ценность: действительность предъявляет человеку требования и заставляет принимать решения — а он спокойно себе отлынивает, укрывшись за вселенскими вопросами. Прямо как в анекдоте о том, кто все решает в доме. Англичанка призналась, что все решает она и только она, а муж предпочитает наблюдать. Француженка сказала, что они с мужем обычно устраивают семейный совет, на котором и обсуждают любую проблему — даже самую незначительную. А русская задумалась: «Самые серьезные проблемы — голод в Африке, конфликт с Ираком, экстрадиция террористов, международные соглашения — решает муж. А всякие мелочи — что купить, куда в отпуск ехать, в какую школу детей отдать — это все на мне».
Естественно, удобно спрятаться от конкретной ответственности и необходимого выбора за мировыми — то есть не зависящими именно от тебя и практически неразрешимыми — вопросами. Чем они и хороши для обычного человека, которому нисколечко не хочется браться за дело. Бесконечно медитировать в тумане рассуждений — куда более увлекательное занятие. В целом сообщества людей, объединенных подобной медитацией, не редкость. Это своего рода клубы анонимных… нет, не алкоголиков, а «многоглаголиков». То есть людей, которые заняты, как говорилось в старину, многоглаголанием — вместо того, чтобы пережить свою неудачу, превратить ее в жизненный опыт, использовать полученный опыт во благо — и жить дальше. Долго и счастливо. Удивительно! Ведь невооруженным глазом видно, какой подход позитивнее и плодотворнее — отчего же, спрашивается, многие предпочитают не позитивный, а негативный подход? Зачем это нужно — взращивать в душе надрывы и позывы, толочь воду в ступе, тащиться за семь верст киселя хлебать и трепотней небо конопатить?

Глава 3. Неудачницы в законе

Все это происходит оттого, что сила инерции — одна из самых мощных. Кабы не сила трения, инерция психологических процессов была бы так же непреодолима, как инерционное движение в космосе — достаточно лишь подтолкнуть, и тело вечно будет лететь и лететь в черных безднах. При этом надо признать: не только физика, но и психика находится в большой зависимости от силы инерции. И еще надо признать, что трение — это всем известно — вещь ужасно неприятная. Оно повреждает поверхности материальных объектов, а в отношении объектов психических — оставляет царапины на душе. Жутко болезненная штука. Саднят годами. Но без них в жизни не обходится. Иначе это не жизнь, а только видимость оной.
Но многие из нас страшатся «повреждений поверхности души». И предпочитают отдаться во власть инерции. Получив первые удары судьбы, некоторые люди ведут себя, будто космический корабль, выведенный на орбиту — движутся по кругу, почти не меняя траектории и не снижая скорости. Таким образом «ушибленному жизнью» довольно легко удается спрятаться от жизни, закуклиться, уйти в бесконечное перемалывание одних и тех же тем — насчет того, как ему не повезло. И самое опасное для якобы невезучего «космического орбитального корабля» — бизнес других людей, построенный на чьем-то отчаянии.
Когда неожиданная перемена обстоятельств выбивает тебя из привычного круга жизни, возвращаться «на круги своя» бывает куда тяжелее, чем оно раньше казалось. Приходится не только преодолевать последствия своего личного стресса, но и, собравшись с силами, восстанавливать свою личность, свое видение мира. Иногда привычная действительность, до сих пор вроде бы незыблемая, прямо-таки рушится под влиянием новых страшных обстоятельств — они разрывают привычную картину реальности, словно черная дыра — звезду, подошедшую чересчур близко. В общем, сама убедись: эмоциональные катастрофы не слишком существенно отличаются от космических катаклизмов. И если не пользоваться тем, что имеется у человека, но чего нет у небесных тел — то бишь разумом — то и хомо сапиенс станет вести себя исключительно подчиняясь силе инерции, силе притяжения и прочему набору механических воздействий — подробнее см. учебник «Физика для неудачников». Ты наверняка уже поняла нашу мысль: каждому человеку необходимо сопротивляться этой могучей «механической» власти.
В сопротивление «инерционной тяге» входит и сопротивление, которое приходится оказывать представителям специфических женских сообществ. Члены этих «корпораций» так и норовят вторгнуться в твою жизнь и остаться там навеки. Именно тогда, когда ты больше всего нуждаешься в поддержке и опоре (или покое и уединении), приходится отбиваться от противника с утроенной силой. Ты еще не догадалась, о ком идет речь? Речь идет о «доброжелательницах» из самых разнообразных «клубов неудачниц»: брошенных жен, несчастных матерей, забытых детей, непризнанных гениев и старых дев.
Для нас до сих пор остается загадкой, как эти женщины распознают свои жертвы. Едва только тебя настигает несчастье, или находит череда неприятностей — они сразу же тут как тут. Усядутся кружком и глядят не мигая, точно грифы на умирающую лошадь. У них чувствительность не слабее, чем у акул — те за многие километры улавливают запах крови и конвульсивные движения жертвы. А «грифообразные» тетеньки, вероятно, чуют электромагнитные колебания, которые исходят от людей невезучих — или от обычных, увязших в черной полосе. Ты начинаешь дергаться, истериковать, испускать своеобразные «волны невезения», проходит еще несколько мгновений — и вот уже они перед тобой, как лист перед травой, коньки-горбунки нефольклорные. Высказывают соболезнования, но это у них, вообще-то, часть вступительная и проходит быстро. Зато потом начинается «главный номер нашей бенефисной программы»: тебя грузят под завязку разглагольствованиями о чьей-нибудь «поломатой» жизни. Ты и опомниться не успела, ан глядь — вот их уже двое, потом трое, потом пятеро, и они все множатся и множатся вокруг тебя практически в геометрической прогрессии. И откуда берутся эти «акулы архипелага невезения»? Клонированием, что ли, размножаются?
На самом деле срабатывает эффект «сарафанного радио»: несчастненькие номер раз и номер два оповещают своих товарок, те передают по цепочке — и вскоре «звуковая волна», как при падении гигантского метеорита, обходит мир. Ты становишься центром внимания — но не как отдельный человек с отдельной проблемой, а как еще одно большое ухо. Для теток, которым жизненно важен каждый слушатель, это объект чрезвычайно привлекательный. И все они, певицы одной песни, налетят оравой, дабы насладиться новой аудиторией. Роль аудитории, как понимаешь, с почетом будет предоставлена тебе — даже вопреки твоей воле. Кстати, что касается сопротивления: акулы, курирующие темные моря невезения, воспримут любые попытки отлынивать от «тесного общения» как нечто… несущественное. То есть просто-напросто не среагируют ни на скучающую мину, ни на демонстративное хрустение пальцами, копание в носу и раздирающую зевоту. Им неважно, как их слушают. Важен сам факт — вот она, еще одна голова с ушами. Можно отлить, пардон, слить свой отстой.
Твое несчастье для рыщущих баб — всего лишь предлог, благодаря которому они могут навязывать себя и проводить свой досуг в «обстановке теплоты и взаимопонимания» (хотя, разумеется, никакого понимания здесь нет и в помине). Также подобную категорию населения живо интересует вопрос пополнения своих рядов «униженных и оскорбленных». Залучить новую душу (и в буквальном, и в бюрократическом смысле) — неплохой профит! Вот тебя и осаждают, окружают, заполняют твое время ритуальными песнопениями… И вскоре вокруг тебя вьются «рой за роем» одни только тетеньки, обиженные на несовершенство мироздания. Ты совершенно бесследно «выпадаешь» из мира нормальных людей. Вокруг твоей персоны формируется замкнутая система, состоящая из однотипных особей с одинаковыми проблемами. Взглянешь в окно — а «мир таков, что и стесняться нечего». Кстати, многие в аналогичной обстановке испытывают немалое облегчение и постепенно начинают мимикрировать под среду. Среду профессиональных неудачниц.
Увы, но для нормальных, полноценных людей искать общий язык или хотя бы подобие оного с «мимикрировавшей» окончательно особой — дело безнадежное. А та начинает смотреть на окружающих так, будто они ей крупно задолжали. В общем, с людьми в этом состоянии уже не общаешься, а снисходишь до их легкомысленного общества с высоты своего положения неудачницы в законе. Впрочем, происходит такое все реже и реже, новоиспеченной «певицы про Федорино горе» просто начинают сторониться. Что и дает повод уличить всех, ну буквально всех в черствости и эгоизме. Подобное «открытие» еще раз подтверждает предположения «женщин-акул» об ужасной действительности. Поэтому темы их разговоров во веки веков будут вертеться вокруг их собственных вселенских несчастий. Как правило. Те, кто втягивается в образ жизни неудачницы в законе, потом уже не в силах вырваться из этого порочного круга.
Наша знакомая, Лера, рассказывала нам о своей сестре. Ее сестра, Вероника, развелась с мужем. Разводилась долго, можно сказать, с удовольствием, с чередой скандалов и обвинений, истериками и шантажом, угрозами и вербовкой сторонников. Лера не осуждала сестру. Она сама в свое время прошла через развод. Муж ушел от нее к другой. Все случилось для Леры неожиданно — как обухом по голове. И она помнила, что два-три месяца с начала этой истории она вела себя совершенно по-идиотски. Вопила, жаловалась направо и налево, устраивала сцены… «Мне просто нужно было выплеснуться тогда, если бы я стала себя сдерживать, то просто лопнула бы от злости или сошла с ума. Правда, после было стыдно многим знакомым смотреть в глаза. Пришлось доказывать, что я нормальная теперь», — вспоминала она. Потом Лера перегорела, успокоилась, стала налаживать новую жизнь. Тем более, что проблем у нее за это время накопилось предостаточно. Поэтому Лера к поведению сестры относилась с пониманием и сочувствием.
Однако со временем Лера стала замечать, что бурная эмоциональная стадия у Вероники не проходит, просто перешла в вялотекущую. Прошел почти год, а Вероника все еще пребывала в депрессии. «Она не располнела, — вспоминала Лера, — а как-то опустилась. Все время пребывала в каком-то ленивом равнодушии, ее ничего не трогало. Оживлялась, когда можно было в тысячный раз рассказать про сволочь-мужа Лешку, да и еще, когда у него деньги выцыганивала. Я не могла понять, что с ней твориться, растормошить ее было невозможно. Но стала замечать, что у Ники изменился круг общения. Прежние знакомые с ней практически не общались, а у Ники дома часто толклись какие-то бабы. Теперь сестра зналась только с ними, даже внешне становилась на них похожа. Как будто стала членом какой-то секты.
Как-то я заехала к сестре, у нее дома уже сидели три таких чучела, пили кофе. Я тоже к ним присоединилась. Меня они встретили благосклонно, оказалось, знали, что я в разводе. «У нее такая внучка растет, — гудела одна из теток, — а ей посидеть с ней жалко и на подарки жмотится!» — «Это ее свекровь», — пояснила мне Ника. За тот час, который я там просидела, тема не менялась, только шла по кругу. Дошла очередь и до меня. Я не была в восторге от своего бывшего мужа, но обсуждать его с этими бабами мне не хотелось. «Да мне грех на жизнь жаловаться, — улыбнулась я им самой лучезарной улыбкой, — у меня все хорошо». На кухне повисло гробовое молчание и все посмотрели на меня с осуждением, как будто я совершила кощунство. «А как он тебя бросил, помнишь, — взвилась Вероника, — ты же вся черная ходила. Чуть с ума не сошла!» — «Но не сошла ведь. Порыдала пару месяцев да и будет с него, честно говоря, надоело. Да я уж с того времени двух любовников поменяла. Так что муж-Федя дело прошлое, совсем забытое, дай ему боженька всех благ. А печенье у тебя, Ник, ничего, вкусное».
Я демонстративно хрустела печеньем и смотрела в возмущенные морды теток. Впрочем, какие они тетки? Они наших с Никой лет, только выглядят лет на десять-пятнадцать старше. Они не знали, как разговаривать с благополучным человеком, то есть со мной. Мое душевное равновесие им казалось возмутительным. Я не сомневалась, что когда я выйду от сестры, мне бросятся перемывать кости. Но меня беспокоило не это, меня Ника беспокоила. Я пыталась ее вытаскивать, знакомить. Но она даже на свидании своему кавалеру умудрилась рассказать: какие мужики бывают сволочи. И, главное, не нужно ей было приходить в себя. Она очень уютно устроилась в своем злобном раскисании. Я в конце концов сдалась. Не хочет, пусть живет, как нравится. А я уже смирилась с мыслью, что у меня теперь такая сестра».
Когда Лера встретилась с новыми знакомыми своей сестры, она интуитивно повела себя правильно. Единственный способ избавиться от засилья патентованных неудачниц в своей жизни — отказаться играть в их игры. Категорически. Дать понять, что твое существование заполнено и места для хныканья на тему «А счастье было так возможно, так близко…» в нем просто нет. «Акуло-бабы» очень чутко воспринимают: может выбранная ими жертва стать для них потенциальным соратником, или нет. Людей полноценных, умеющих любить себя и жизнь, действуют на «несчастненьких», словно свет на тараканов: только брызнет что-то гадкое в разные стороны — и глядь, нет никого. Чисто.
Лучшего способа избавиться от этих гиен в образе человеческом не сыщешь. С «горевестницами» бесполезно спорить, они очень агрессивны, судят обо всем безапелляционно и прямолинейно. Нельзя поддакивать им, слушая очередной монолог «за жизнь» просто из вежливости. Нельзя и сидеть молча, с видом жертвы, обреченной на казнь через уболтание. Ведь состояние собеседника, как уже говорилось, неудачниц в законе мало волнует. Они используют малейшую возможность для исполнения своих коронных номеров. Словно плохие актрисы, женщины, нашедшие себя в публичных излияниях, испытывают величайшее удовлетворение от самого процесса выступления — независимо от впечатления, производимого на окружающих. Аудитория может злиться, изнывать от скуки, заходиться в зевоте — но выступающий непоколебим и упорствует в своем стремлении выступать дальше и сказать больше.
Этому можно противопоставить лишь здравый смысл и благодушие. Если в состоянии душевной травмы изображать благодушие не получается, то здравомыслие вполне сойдет. Несколько раз не согласись с оголтелыми неудачницами во взглядах на жизнь, но не втягивайся в дискуссию. Также хорошо при встречах равнодушно, но категорично заявлять, что тебе некогда. Но им ни в коем случае нельзя разрешать увязываться следом, бурча про свое, про девичье. Нельзя вовлекаться с тетеньками-акулами в общие дела. И уж тем более нельзя принимать от них услуги, даже самые незначительные. Так ты сможешь сохранить свое время, свои силы, свои мозги — и направить все это на решение своих проблем.

Глава 4. Амикошон — твой друг-свинья

Но не всегда подобные «прилипалы» — тетки с неустроенной судьбой, ищущие, перед кем бы еще повыпендриваться. Есть и другая категория «пожирателей сил и времени». Выражение «энергетический вампир» имеет не столько мистическую, сколько практическую подоплеку. Только не стоит путать это понятие с со смысловым наполнением термина «тусовщик». Люди, которые особенно хорошо чувствуют себя в компании — тусовщики, экстраверты, компанейские натуры — ничуть не обязательно вампиры, вытягивающие энергию из окружающих.
Представь себе Таинственный лес, где обитают Винни-Пух, Пятачок, Кролик и все-все-все. Прекраснейшее место на земле, не правда ли? А на чем основана его неповторимость? На гармонии отношений между всеми обитателями леса. Все очень разные — среди них есть заводилы, есть отшельники, есть резонеры. И если Крошка Ру жить не может без того, чтобы на него смотрели, когда он наскакивает, тонет или принимает рыбий жир; если Винни-Пух вечно затевает какие-нибудь предприятия вроде «искпедиции» к полюсу; если Тигра эмпирическим путем выясняет, могут Тигры лазать по деревьям или не могут — им непременно требуется компания. А компании жизненно необходимы Тигры, Винни-Пухи, Крошки Ру. Без них все сидели бы по углам и даже поговорить было бы не с кем. Что же тут плохого, если человек экстраверт? Наоборот, тут много хорошего — и для самого экстраверта, и для оживленных его энергией друзей и знакомых. Вампир — совершенно другой тип.
Для вящей отчетливости приведем несколько примеров. Люди, которые не умеют — или не любят — проводить время наедине с собой, могут прибегнуть к некоторым приемам, дабы развлечься. Например, планомерно и целенаправленно развивать в себе обаяние, шарм, общительность, завести уйму знакомств и быть всем в радость. Со временем, впрочем, это может надоесть — либо самому обаяшке, либо его поклонникам. И время может оказаться очень коротким… Просто ужасающе коротким. Кумир, надоевший публике — какой кошмар! Иногда публика бывает такой жестокой… И некоторые личности не в силах смириться с подобным решением на свой счет. Им можно посочувствовать, над ними можно подтрунивать — но случается, что таких людей стоит… опасаться. Почему, спрашивается?
Дело в том, что самые бесцеремонные и беспардонные из них становятся прилипалами рода человеческого. Они принимаются преследовать всех, кого встретят на своем пути — на предмет насильственного получения внимания, в котором им было отказано по доброй воле. Разумеется, это тошнотворное занятие не приносит ни пользы, ни удовольствия «донору». Хотя его было бы правильнее назвать «жертвой» или даже «пищей». Потому что вампир питается тем, на ком паразитирует. А если его «хозяин», то есть существо, кормящее и привечающее паразита, умрет или избавится от «дружка» иным, менее радикальным способом, паразит начинает рыскать в поиске. Ему необходимы энергия и пристанище. Их легче всего найти у индивида, оказавшегося в непривычной, незнакомой и неизученной обстановке. Словом, у новичка, у одиночки.
Многие из нас на себе проверили народную мудрость «Чаще всего молния ударяет в одинокое дерево». По разным причинам и в разном возрасте люди лишаются своего круга общения и остаются в одиночестве — и каждый раз им приходится адаптироваться в новом обществе, заводить новые знакомства. На все это требуется время, силы, терпение. Особенно туго приходится в так называемое «межсезонье»: никого рядом нет, старые друзья затерялись где-то в туманной дали, ты начинаешь скучать, сомневаться в себе, все валится из рук… Знакомо? И тут, как по мановению волшебной палочки, на арене твоего жизненного пространства появляется «твой самый большой друг» — он же амикошон. Кстати, в переводе с французского это значит «друг-свинья». За что же, спрашивается, обзывать нехорошими словами добрую душу, поспешившую на помощь всеми позабытой сиротке? Да уж есть за что.
Подобные «отзывчивые» существа всегда идут «на новенького», потому что с большинством «стареньких» отношения у них либо «так себе», либо вовсе «никак», поелику там отпетые добряки себя уже проявили — во всей красе. На первый взгляд амикошон может произвести самое благоприятное впечатление: ты будешь воспринимать его как человека открытого, контактного, дружелюбно настроенного. К тому же, оказавшись один, каждый из нас сердечно радуется любому проявлению внимания со стороны окружающих. Мы с благодарностью принимаем добрые (или кажущиеся добрыми) чувства, направленные в наш адрес, а заодно благодарим собеседника и за ту приязнь, которую он сумел вызвать в нашей душе. Кроме того, внимание другого человека к твоей персоне, по счастью, избавляет от неприятной необходимости самой делать первый шаг. Всегда боишься выглядеть навязчивой или нелепой, опасаешься, что тебя не так поймут. Да просто не хочется мешать. Сидел человек, грелся на солнышке, грыз ногти, думал о хорошем — а тут ты со своими заверениями в дружбе, и совсем некстати.
Поэтому мы благодарны нашему новому «активному» знакомцу за все: и за избавление от необходимости выбора; и за освобождение от всего напряжения, с выбором связанного; и за внимание, которым тебя почему-то оделили и выделили среди толпы — значит, есть в тебе что-то. Самооценка растет, будто давление в гейзере, приятельские чувства кипятком клокочут в груди твоей. Вот-вот произойдет выброс дружественных паров под влиянием «сугрева души». Прямо «Три мушкетера» господина Дюма: только встретились — и сразу друзья навек. Один стоит за всех, все сражаются за одного и никто не платит по счету. Но, к сожалению, в жизни не все так просто, как в приключенческой литературе. Взглянем в глаза реальности. В глаза, кстати, не слишком добрые, но и не столь ужасные, как взор Медузы-Горгоны. Словом, каменет от ужаса незачем. Разумнее просто разобраться, что к чему.
Амикошон отнюдь не собирается ни выделять нас из общей массы, ни помогать нам адаптироваться в местных условиях, ни разбираться в наших проблемах и комплексах. Это не в его интересах. Его задача — навязать себя как можно основательнее любому, кто поддастся. Амикошон нуждается в слушателе так же, как Честолюбец из «Маленького принца» Сент-Экзюпери нуждался в почитателе. Он не станет всматриваться в нового знакомого, потому что личность очередного «друга навек» для него никакой роли не играет. Для него новый «почитатель» — нечто вроде декорации, в которой предстоит выступать в ближайшее время. Раскланиваться и слушать аплодисменты. И снова раскланиваться. Поэтому за «обустройство» вашей дружбы он берется решительно, по-деловому — незачем тратить время на пустые «ухаживания», да и просто на то, чтобы присмотреться к человеку, с которым заводишь отношения. Зачем? Все равно через некоторое время «новенький», поняв, что его используют в очень и очень непрезентабельных целях, отвернется от амикошона. Тогда «неверный друг» автоматически перейдет в категорию «стареньких», а иными словами — в разряд «отработанного материала». И спектакль на «Два товарища» снимут с репертуара.
Амикошон, как правило, начинает свои отношения без соблюдения дистанций. Таким образом практически незнакомый человек быстро, даже моментально, переводится в ранг лучшего друга. Амикошон совершает эту операцию посредством словесных излияний. Люди подобного склада весьма склонны к мелодекламации. Они долго и помногу, с явным удовольствием говорят о себе, о своих детских комплексах (в их рассказе оные трактуются как гениальные озарения), творческих успехах, планах на жизнь, любовных увлечениях. То есть о том, о чем обычный человек может говорить исключительно с близкими людьми или со специалистами соответствующего профиля. Ну, а поскольку ни кушеток, ни диктофонов, ни литературы по психоанализу жертва амикошона вокруг, скорее всего, не видит, то ей приходится принимать другие условия игры: «Наша нежность и наша дружба сильнее страсти, больше, чем любовь». Следовательно, хочет новоиспеченный друг-приятель или не хочет, а невероятно близким амикошону он себя уже ощутил. А после исповеди «друга-свиньи», по идее, должна следовать исповедь его «близкого и родного». Но это акт формальный. В нем, собственно, никакой потребности нет. Амикошону не особенно интересны даже пикантные подробности из жизни «почитателя». Он хочет одного: чтобы «новое приобретение» исправно выполняло свою функцию — рукоплескало, орало «браво!» или сочувственно вздыхало. А в свободное от исполнения своих прямых обязанностей время пусть как хочет — хоть скоротечной чахоткой болеет. Помрет — нового заведем. Словом, тамагочи и в России тамагочи.
Амикошон не может и не хочет ни о ком и ни о чем слушать — кроме себя, неповторимого. Хотя, когда «обмен исповедями» происходит в первый раз, он, вероятнее всего, вытерпит скучные излияния противоположной стороны и даже станет время от времени восклицать: «Ну надо же! Как мы близки! Как я тебя понимаю! Вот это да!» И, будто сеятель облигаций выигрышного займа, постарается максимально поднять уровень эйфории, сопутствующий вашим совместным времяпрепровождениям. Будет подбрасывать и подбрасывать ободряющие реплики, ахать, охать, кивать и потуплять взор, якобы под влиянием нахлынувших чувств. Однако исповедоваться амикошону — дело более чем опасное. Слова, изъявляющие незыблемую верность и преданность, для него ничего не значат, он ими просто фонтанирует. Поэтому, владея любопытной (а вернее сказать, компрометирующей) информацией о своем новом друге, амикошон легко ее растреплет там, где не надо — то есть везде. Причем передаст кому попало чужие тайны со всеми интимными подробностями, одновременно искажая и сдабривая неприятными комментариями. Если «свинодруга» уличить в этом неблаговидном поступке, то он станет бить себя в грудь и объяснять: мол, ничего плохого не хотел, а попросту широк и чист душой, да и вообще слишком хорош для этого мира.
При непосредственном общении амикошон с невинной бесцеремонностью будет демонстрировать «открытость и искренность». Иными словами, время от времени он станет давать тебе понять, что твои мысли и твои проблемы — всего-навсего фигня, не стоящая внимания. И тем более в сравнении с ощущениями самого амикошона. Впрочем, обнаружив, что больно сильно зарывается и может потерять слушателя, амикошон прибегает к крайним мерам: вдруг с места в карьер принимается хвалить своего «дорогого друга» почем зря, осыпать его несуразными, дикими комплиментами, предполагает в приятеле сомнительные достоинства, ничего общего не имеющие с реальным характером конкретного человека. Тот, на кого все это излилось, может с равной вероятностью или попасться на крючок, или онеметь от брезгливости и возмущения — все зависит от степени его доверчивости. И еще от того, насколько «подопытный» падок на лесть и на патетику. В своих словоизлияниях амикошоны вообще очень пафосны. Пафос заменяет им мысли и чувства, а также служит повышению самооценки. «Друган-кабан» очень часто старается создать у своей жертвы впечатление, что он на все способен ради дружбы, настоящей, верной и крепкой, как сталь.
В частности, он охотно рассказывает, с какими потрясающими людьми не стал общаться, какие небывалые шансы упустил, каких благ лишился — все ради того, чтобы пообщаться со своим новым приятелем. Дескать, восчувствуй и проникнись, ты, овца! Мои потери и затраты так велики, что тебе их вовек не искупить. Будь же благодарен, послушен и покорен. Или покорён. Все едино. Я самим фактом своего присутствия в твоей жизни оказываю тебе неоценимую услугу. Вообще, «свинодруг» умело манипулирует теми, кто попадает в его сети, с помощью… видимых, но неощутимых одолжений.
Амикошоны нередко начинают дружбу или знакомство с того, что фактически сразу предлагают свои услуги. Во-первых, этот прием сразу располагает к ним человека. Во-вторых, амикошонам подобное «одолжение» никакого труда не составит, потому что ни за качество, ни за результат они никакой ответственности не несут. Американская писательница Миньон Маклофлин верно подметила: «Каждый хочет иметь репутацию благородного человека, и каждый хочет купить ее подешевле». Амикошоны, большей частью, декларированно ценят порыв, позыв и само желание как бы помочь. Почему «как бы»? Да потому, что все остальное — то бишь исполнение обещанного — для них есть рутина, неприятный и необязательный процесс. Вызываться помочь они будут часто, поскольку «доброхотство» повышает их ставки. К тому же тот, кто ничего не имеет, всегда готов поделиться всем, чего не имеет — со всеми. Если уж мы начали цитировать писательниц разных народов, то приведем слова польской поэтессы и драматурга Уршулы Зыбуры: «На долг благодарности набегают проценты обязательств». Если ты что-то для кого-то пообещал сделать, можешь уже рассчитывать на ответную услугу — так сказать, в кредит. Это был бы простейший, но верный расчет — но у амикошона есть и другие задачи, и другие цели, помимо «выжиливания» благодарности.
В кругу людей, поверхностно знающих амикошона, тот, благодаря своим декларациям, слывет очень душевным и отзывчивым человеком. И конечно, принимая от амикошона желание помочь, человек автоматически делает себя его заложником, он ему уже обязан, а значит уже не сможет особенно брыкаться. От мнений писательниц обратимся к мнениям писателей. Французский писатель Адриан Декурсель разумно полагал, что «благодарность — это переваривание благодеяния, процесс, вообще говоря, тяжелый». Хотя для облегчения этого процесс достаточно прибегнуть к средству, которое прекрасно выразил Семен Альтов: «Размеры моей благодарности будут безграничны в пределах разумного». Отделаться этой фразой можно от кого угодно — в том числе и от весьма бесцеремонных типов. Тем более, что одолжения, о которых станет просить амикошон, ему на самом деле… не нужны. Как так? А вот так!
Амикошон хочет получить власть над своим «подопечным», а не выжить из него побольше услуг и вспомоществований. Он будет прибегать к тебе с выражением на лице: «Погибло все!» — и, задыхаясь от волнения, требовать того и сего, заступничества, финансовых вливаний, моральной поддержки и т. п. Хотя, строго говоря, прекрасно мог бы обойтись без всего вышеперечисленного. Тогда на кой ляд он тебя третирует? Да просто привлекает внимание к своей особе. Амикошону важно показать, что в его жизни все непросто, в ней имеется надрыв, коллизии, взлеты и падения. Это инфантильная попытка демонстрации себя. Полноценный и самодостаточный человек в подобных «поддельных страстях» не нуждается. Никто не бывает абсолютно свободен от театральных эффектов и аффектов. Периодически все мы играем роли или представляемся не тем, чем являемся в действительности. Такова защитная стратегия человеческого существа, своего рода мимикрия цивилизованного мира. Раскрываться до донышка — рискованно. Нет гарантии, что твоя искренность не предаст тебя в том случае, если разрушатся налаженные отношения, если твои близкие попытаются тобой манипулировать. Но для амикошона «домашний театр» — не защитное средство, а средство подмены отсутствующего содержания «приличной», «продвинутой» формой.
Вот почему велика вероятность того, что никакой помощи, поддержки, опоры амикошону не требуется. И твои усилия пропадут втуне. Бесполезно упрекать «друга-свинью» в том, что он бессмысленно расходует твои силы и время. Амикошон не умеет иначе. Он добивается не небольших (или больших, неважно) услуг, и не временной помощи — он пытается заполучить тебя целиком. Но права была французская писательница Виолетта Ледюк, сказав: «Чтобы отдать себя целиком, надо себя уничтожить». Вот чего хочет амикошон — разорвать свою жертву и проглотить. Если жертва оказывает сопротивление, амикошон будет настаивать — еще некоторое время, а потом переключится на новую добычу. И ты станешь «бывшим другом». Это, разумеется, наилучший выход — для того, кто избежал уничтожения и поглощения. Всегда надо вовремя решать вопрос: твоя собственная личность или чей-то комфорт. Затягивать и отлынивать не рекомендуется.
Элла познакомилась с Любой на похоронах своей лучшей подруги Люси. Ближе Люськи у Эллы не было человека: они дружили с первого класса. Их дружба прошла через расстояния, время, нехватку времени, истерики полового созревания, влюбленности в одного мальчика из параллельного класса и обожание разных артистов. Люся знала Элку как облупленную, знала про нее, может быть, больше, чем Элла сама про себя. За Люсиным гробом в землю зарывали и часть Элкиной души. Элла чувствовала себя круглой сиротой, хотя оба ее родителя, слава богу, были живы и здоровы. Люба подошла к Элке как раз в тот момент, когда та пребывала на дне бездны душевного смятения. Оказалось, что Люба училась с Люсей в институте в одной группе. Люба очень много говорила Элле о Люське, Элла плохо помнила, что именно, но ей было приятно и утешительно, что кто-то разделяет ее скорбь. После всех печальных церемоний Элке еще предстояло разбираться с Люсиными вещами, и Люба вызвалась ей помочь. Так началось их общение.
Элла созванивалась с Любой, они вместе ехали в пустую Люсину квартиру. Помощи, правда, от Любы никакой в этом деле не было, Элка разгребала вещи сама, а Люба, усевшись в кресле, курила и трепалась. Но Эллу в этой ситуации все вполне устраивало, для нее главное было — не оставаться одной в Люсиной квартире. Да она и не особенно слушала, о чем разглагольствовала Люба. Как-то так и повелось, что Элла и Люба проводили много времени вместе. Со временем Элка стала приходить в себя после депрессии. Почему-то знакомые считали это целиком Любиной заслугой. С одной стороны, Элла практически привыкла к Любе, вернее к присутствию Любы в своей жизни, а с другой стороны, за все время их знакомства Элла слишком мало обращала внимания на Любу. Зато, когда Элла начала возвращаться к привычной жизни, многое в новой подруге ее неприятно удивило. К тому времени Люба в их дружбе освоилась и вела себя запросто.
Смущало Элку то, что Любино «запросто» было хуже воровства. Общалась Люба монологами с самовосхвалением, Эллу по поводу и без повода норовила поучать, а заодно, если они оказывались в компании Элкиных друзей, самозабвенно хамила и им. То есть сознательно Люба никого обидеть не хотела, это у нее получалось органично, она хамила, как дышала. Желая продемонстрировать свои глубокие познания в искусстве, Люба могла с апломбом спросить у доктора искусствоведения, отца Элкиной приятельницы: «А вы знаете, какие ножки у сундука эпохи Возрождения в музее Пушкина?!» В воздухе повисало неловкое молчание. «Нет», — разводил руками автор нескольких монографий. «В форме черепах!» — гордо объявляла Люба. «Спасибо, теперь буду знать», — смеялся профессор. Элле пришлось за Любу извиняться. Другим Элкиным друзьям, филологам по образованию, Люба объявила, что пишет стихи, и тут же начала их читать. Прочла одно. «Ну, как? Понравилось?» — «Нет!» — в один голос сказали все. Стихотворение, надо отдать ему должное, было серым и пошлым. «Тогда вот это!» — не унималась Люба и принялась читать второе. «Ужасно!» — честно простонала публика. Люба стала читать третье. Элка была готова лопнуть от стыда. После пятого опуса все сдались: «Достойная смена Пушкину и Державину! Пастернак бледнеет! Ахматова локти кусает от зависти!» — «А я еще и рисую!» — с торжеством в голосе объявила Люба. «Боимся, этого мы уже не вынесем!» — засмеялись все.
Элка решила объясниться с Любой: «Послушай, ты неплохой человек, но ведешь себя как родная сестра Полиграфа Полиграфовича Шарикова. Нельзя так глупо самоутверждаться перед другими людьми! Тебе же не четырнадцать лет, а двадцать восемь!» Услышав жесткие нотки в голосе Эллы, Люба быстро поменяла самодовольный тон на хнычущий: «А что в этом плохого? Я люблю Пушкинский музей! Мне нравится античный дворик! Это мое детство. И почему ты считаешь, что стихи писать плохо? Я выросла на поэзии!» — «Дело не в твоем темном прошлом, — огрызнулась Элка, — а в том, что ты людей вокруг себя не видишь, ты на них давишь или хамишь!» — «Когда тебе было плохо, я пришла тебе на помощь и ты ее приняла…» — Люба подняла на Эллу глаза, полные упрека. Чем там Люба помогла лично ей, Элка не могла вспомнить, но то, что Люба присутствовала в момент, когда все было очень плохо, Элла помнила. Но благодарности почему-то не ощутила, ей показалось, что ее дурят, но в чем, она понять не могла.
Впрочем, Люба и не подумала обижаться и пропадать после этого разговора. Напротив, появилась на следующий день как ни в чем ни бывало, правда, вела себя тихо и заискивающе. Элке было неприятно, но отталкивать слабого было как-то неловко. Но Люба вскоре встала на прежние рельсы и начала Эллу учить, как той вести себя со своим парнем. «По-моему, я этот вопрос не поднимала, и тебе ни на кого не жаловалась!» — «Но должна же я поделиться с тобой своим мнением! Мы же подруги!» — «Знаешь, Люба, я, пожалуй, последую твоему примеру и поделюсь с тобой своим мнением. Мы никакие не подруги! Ты омерзительный присосок, который прилип ко мне, когда мне было тяжело и было на все наплевать! Но я выздоровела, а ты, извини, как была дурой, так и осталась. И это уже непоправимо. Больше я с тобой общаться не могу и не хочу!» Люба позвонила Элле через месяц: «Какие у тебя новости?» — пропела она как ни в чем не бывало. «Для тебя никаких!» — отрезала Элка и положила трубку. А вскоре узнала от общих знакомых, что Люба принялась опекать новую жертву: «Дай ей бог не быть съеденной!» — усмехнулась Элла про себя и побежала дальше по своим делам.
Скорее всего, и эта «дружеская опасная связь» развивалась по аналогичному сценарию. Такие «Любы» никогда не меняют привычной тактики — они меняют только объекты приложения своих усилий. Им невозможно объяснить, почему рано или поздно человек отказывается от их «помощи и любви». Нет ничего, что могло бы указать Любе на бездарность подобного «дружеского пользования» чужой жизнью. Прилипалы так устроены, чтобы липнуть и надоедать. Всю жизнь они ищут себе новую «жертву», или, если употреблять биологические термины, описывающие поведение паразитов, «хозяина». В их поведении явно прослеживается элемент садизма: без того, чтобы включить «в состав» собственной личность другого человека, они жить не могут. Просто не хватает самодостаточности и самостоятельности для формирования целостного, полноценного сознания.
Впрочем, и нормальные люди, как ни странно, нередко действуют по сходному принципу: не пытаясь изменить нелепую, отталкивающую или просто непродуктивную манеру поведения, они просто меняют условия существования. Не вышло адаптироваться в одной обстановке — найдем другую. Не подошла другая — испробуем третью! Четвертую! Десятую! Так и мечутся из компании в компанию, с одного места работы на другое. Постепенно срастаясь со стратегией садомазохизма, ищут, к кому бы прилепиться, дабы получить необходимую дозу внимания, уважения, любви. Даже детей заводят из соображений: «Кто станет меня любить, если не мое родное чадо!» Сама понимаешь, какие родители получаются из обладателей садомазохистского комплекса. Притом, что они не делают ничего позитивного — ни для себя, ни для других.
А тем временем врожденные способности последователей маркиза де Сада и барона Захер-Мазоха хиреют, забытые за ненадобностью, таланты, могущие принести немало пользы и удовольствия — если бы их развивали и старались реализовать — превращаются в миф, в иллюзию, в смутное воспоминание. Сколько кругом таких «вспоминающих о былом и думах»: «А я когда-то мечтала быть дизайнером по интерьерам!», «А я неплохо писала скетчи!», «А у меня был потрясающий роман с таким парнем!», «А я!», «А я!» — и где это все теперь, спрашивается? Пропало втуне. Почему? Да потому, что многим людям свойственно искать «волшебную страну», где бы их полюбили и оценили такими, какими они себя… не уважают: затюканными, закомплексованными, неустроенными, нереализованными. Пассивный образ жизни особенно свойственен Осликам Иа-Иа. Им наверняка однажды доведется встать понуро над собственным отражением и произнести с отвращением: «Душераздирающее зрелище. Вот как это называется — душераздирающее зрелище». Печальный вывод.
Поэтому не ищи чудесной панацеи от скуки, невезения, одиночества. И не стоит рыскать по грешной земле в поисках райских уголков. Коли уж припекло — требуется найти потерянную где-то радость жизни — то займись не сменой старых друзей на новых, не мемуарами о безвременно загубленной жизни, не йогой, а собой! Начни с пары жизненно важных вопросов — ведь именно про жизненно важное мы неизменно забываем. Скажи: ты знаешь, чего хочешь от жизни? Ты выбрала правильное направление в начале пути?

Глава 5. Рокировка Тигров и Кроликов

Ну, спрашивается, какое отношение к везучести и невезучести имеет выбор, сделанный, если выражаться языком официальной прессы, «на ранних этапах жизненного пути» — а проще говоря, во времена царя Гороха? Да непосредственное! Первый признак халтурно сделанного выбора — вечное недовольство достигнутыми результатами, кто бы и как бы тебя ни хвалил за «прекрасные показатели». Человек, который постоянно сетует на неблагоприятное стечение обстоятельств, на плохое расположение звезд, на нездоровое отношение к его персоне — он, скорее всего, забывает и о собственном участии во всей этой вакханалии невезения. Что он сделал — или не сделал — для улучшения обстановки? Какими данными пренебрег?
Скорее всего, теми самыми данными, на которые стоит обратить внимание в первую очередь — параметрами своей индивидуальности. Множество людей ухитряется жизнь прожить, так и не задавшись вопросом: к какому психологическому типу отношусь лично я? Чего мне, соответственно, хотелось бы получить от жизни и какие методы получения для меня — самые приемлемые? Мы обходимся тем, что можно назвать «программой-минимум», до того она напоминает потребности первобытных людей: есть жилье, пища, одежда, кругом родня, тепло и сухо. Это, конечно, очень недурно. И даже вызывает ощущение неги — по первой. Потом-то оно надоедает, и начинает формироваться то самое невнятное желание «не то цветов полевых, не то зарезать кого-нибудь». Для иллюстрации приведем простую задачу: если тебя интересует и привлекает одно, а тебе предлагают — пусть и по сходной цене — что-то другое, ты можешь согласиться. Но вряд ли тебя обрадуют те блага, которые ты получишь на выгодных условиях, но без всякого интереса со своей стороны. И откуда только берутся эти «трудно распознаваемые» нужды?
В том-то и дело, что существуют, помимо потребностей древних, как мир, еще и потребности более высокого порядка. Их бывает сложно не только удовлетворить, но и сложно выявить — из-за разнообразия индивидуальных воззрений и образа действий. Чтобы приступить к этому нелегкому, но жизненно необходимому занятию, нужно определить свой психологический тип. Перечислить все психологические типы поголовно или хотя бы большую их часть, разумеется, невозможно. Поэтому возьмем условную картину — тот же Таинственный лес, о котором упоминалось в предыдущей главе. Наша система «опознания» психологического рисунка личности сложилась на основе образов, созданных английским писателем Александром Артуром Милном, а также на основе классификации психологических типов, созданной известным психологом Николаем Нарицыным. Мы предлагаем тебе ею воспользоваться. В книге «Из домохозяйки — в бизнес-стервы» более подробно рассказывается о базовых типах и приводится тест, определяющий наличие каждого из фундаментальных психологических радикалов в твоем сознании. И потому сейчас мы лишь вкратце напомним содержание и основные особенности поведения и восприятия основных типов.
Винни-Пух. Очень деятельный, склонен к риску, у него масса планов один другого причудливее — и он обязательно постарается воплотить в жизнь хотя бы один. Просто чтобы посмотреть, получится или нет. У Винни-Пуха добрая душа, он считает, что окружен друзьями, а врагов опасаться не стоит — по крайней мере заранее. Для Винни-Пуха невыносим монотонный образ жизни, длинные речи, долгие проводы и тоскливое ожидание. Действительно, Винни-Пуха любят, пусть он и авантюрист, и возмутитель спокойствия. Зато его оптимизм распространяется на окружающих и помогает пережить любые неприятности. Винни-Пухи обычно лидируют в компании и зачастую втягивают родню и знакомых в разные предприятия — не всегда успешные. Но с таким другом не соскучишься.
Пятачок. Главное свойство натуры — осторожность. Считает, что жизнь — ужасно сложная штука. Опасается серьезных (и несерьезных) проблем — в настоящем и в грядущем — а потому мечтает об информации, благодаря которой все можно просчитать заранее. Пятачок ужасно не любит принимать скоропалительных решений. Он в некотором роде перфекционист: хочет достичь наилучшего результата, а для этого нужно все хорошенько обдумать. Притом, что сделать выбор — чрезвычайно трудно, поэтому Пятачок нередко пытается переложить эту задачу на плечи «специалиста» — или просто на кого-нибудь посильнее и похрабрее.
Ему не хватает уверенности в себе. Но он заботится о близких, способен на мужество и даже на подвиг — если нет другого выхода. Пятачок боится разочаровать друзей. Он очень добросовестный и не любит ссор. Хотя даже близкие не часто понимают, какое многогранное восприятие мира у Пятачка.
Кролик. Ужасно основательный и рациональный. Его кредо: порядок важнее всего. Кролик любит, когда события предсказуемы, а жизнь ясна и благополучна. Хорошо, если на друзей можно положиться и обстановка вокруг комфортная. Кролик любит власть, хочет, чтобы его уважали и сам глубоко почитает авторитеты, ищет их поддержки. Приятно работать под началом толкового руководителя. Кролик — расчетливый реалист, а потому в разных обстоятельствах он может казаться разным: своим парнем, сухарем или энтузиастом — если «маска» выгодна. Бывает, Кролик переходит черту: упорство становится упрямством, педантизм — занудством, практичность — скупостью и т. п.
Ослик Иа-Иа. Он склонен мыслить глубоко, нестандартно. Часто страдает от депрессии: Иа-Иа мучает сложное, непознаваемое устройство мира. Ослик много сил отдает «великой задаче», хотя окружающие вечно мешают суетой и глупыми советами… Время от времени Иа-Иа разражается путаными рассуждениями, которые дано понять немногим. Поэтому окружающим кажется, что Ослик живет в выдуманном мире. Его дом и образ жизни могут вызывать изумление — но они совершенно подходят для нестандартной натуры Ослика. Иа-Иа отлично знает, чего хочет, но практически никогда не разъясняет своих намерений «публике». Он упрям, как и полагается Ослику, и его трудно переделать. Иа-Иа интроверт и предпочитает одиночество. Общение с ним — задача не из простых. То он не обижается резкую критику, то злится, услышав ни к чему не обязывающие фразы. Хотя и на обиду бывают свои причины. Если Ослик соизволит объяснить, что случилось, ты, скорее всего, с ним согласишься. Но Иа-Иа редко снисходит до объяснений. А потому многие считают Иа-Иа занудой и ипохондриком.
Тигра. Откровенен и общителен, но вместе с тем и равнодушен к чужому мнению. Тигра живет настоящим и не любит далеко идущие планы, на любую проблему предпочитает реагировать действием. Тигра не выносит запретов. Он жаждет удовольствий, поэтому склонен к конфликтам — и с законом в том числе. Тигра не терпит бюрократизма и проволочек. Он — прирожденный авантюрист, находчивый и рискованный. Его жизнь должна быть яркой и бурной. Тигре неведомы сомнения. Он ужасно любит побеждать, но не унывает в случае проигрыша. Тигру бесполезно укорять, переучивать, перекраивать. Он не любит критиков, не выносит самоедства. Тигре трудно разглядеть нюансы во всем, что его окружает — в отношениях, событиях, чувствах. Он слишком прямолинеен. Поэтому многих он раздражает, но Тигре все равно, что о нем думают. Если полоса неудач слишком широкая, это может Тигру сломать — он спринтер, мастер коротких дистанций. В подходящих обстоятельствах он великолепен.
Крошка Ру. Крошка Ру и Тигра похожи — но не идентичны. Тигре-то все равно, что говорят на его счет, а вот для Крошки Ру, наоборот, жизнь без восторженной публики не в радость. Именно поэтому он мечтает быть — или казаться — лучше всех. Самооценка Ру зависит от мнения окружающих. Тот, кто его невзлюбил, становится для Ру личным врагом. Крошка Ру обожает похвастать, охотно рассказывает про свои приключения и достижения. Тогда он их заново переживает — и даже красочнее, чем в действительности. Ру отличный слушатель и зритель — доверчивый, внимательный, эмоциональный. Благодаря этим качествам все видят в нем любящего родственника, верного друга и просто симпатягу. Крошка Ру легко улавливает атмосферу, царящую кругом — и «вливается». Если все грустят — Ру тоже невесел, а если кругом веселье — он счастлив. С Крошкой Ру мир кажется красочнее. Ведь его жизнь — постоянное шоу. Ру никого не обманывает намеренно, просто для него производимое впечатление и реальное положение дел — практически одно и то же. Ру не переносит одиночества, в уединении он болеет.
Различные комбинации этих психологических типов — для всей индивидуальности в целом они выступают в роли отдельных радикалов — и определяют наше поведение и наши пристрастия. Способность ощущать удовольствие у всех разная. И понятие об удовольствии — тоже. Мы постоянно «спотыкаемся» об эту разницу представлений: казалось бы, перед тобой вполне здравомыслящий человек — и между тем нисколько не ценит вещей действительно замечательных, зато мечтает о сущей ерунде, без которой элементарно можно обойтись! Что это с ним? А то же, что и с тобой! Он, как и ты, мыслит и действует сообразно психологическому рисунку своей личности. Винни-Пухи и Тигры охотно пускаются в авантюры, Пятачки и Кролики стараются все просчитать, Крошкам Ру главное — чтобы было о чем «поведать миру», а Осликам сам черт не знает, что в голову взбредет. Притом человек многограннее одиночного радикала. Если у кого-то в сознании одновременно соседствуют Тигра и Кролик — сама понимаешь, какая это будет «сладкая парочка»! Неизвестно, который из радикалов одолеет и получит статус доминирующего. Вполне вероятно, что человек с такой натурой будет отдыхать, как Тигра — то есть экстремально, с риском; а работать — как Кролик, дотошно и придирчиво докапываясь до самой сути. А вдруг наоборот? Тогда отдых будет просчитываться до мелочей, зато работа будет выполняться по принципу «неглиже с отвагой». И выходит, перед нами окажется совершенно другая личность? А между тем психологическое «наполнение» не изменилось.
Вот какое значение может иметь обыкновенная «рокировка» психологических радикалов. И если коренное изменение себя — задача практически неосуществимая, то «перестановка» компонентов, из которых складывается индивидуальность — прием довольно удобный. Как в политических кругах: не справится представитель одной партии — назначим другого, с противоположным подходом, этот не спроворит — третьего подберем! Правда, в политике выбор шире — кандидатов побольше. Но все лучше, чем стенать: «Я этого не перенесу!», попробовать раскрыть резервы собственной личности — подобная тактика избавляет от страха перед жизнью. Со временем понимаешь: перенесешь и «это», и в десять раз больше — а заодно убедишься, что мир не так уж страшен.
И все же остается одно «но»: нельзя производит подобные «замены» наобум (как и в политике, кстати). Сперва требуется проанализировать окружающие условия, потом — рассчитать первые шаги и представить (хотя бы в общих чертах) их последствия. А то бог знает сколько времени уйдет на бестолковое перекраивание собственного «я» — а в результате может получиться своего рода психологический Тришкин кафтан! Сейчас самое время задать вопрос: по каким меркам определяется, что делается «наобум» и что — «прицельно»? Мерка, собственно, всегда одна — твои внутренние предпочтения и пристрастия. Только они в состоянии расставить по своим местам первостепенные, второстепенные и третьестепенные ценности. К сожалению, мы нередко забываем вовремя спрашивать себя насчет своего «веления и хотения». Вместо этого действуем согласно распространенным стандартам.
Стандарты, конечно, могут многое. Они формируют коммерцию и идеологию, не говоря уже о морали и религии. Они объединяют отдельных людей в классы, в народы, в политические группировки. Но стандарты могут лишь «предлагать себя» в качестве усредненного образца и не могут сказать ни «да», ни «нет» за того самого отдельного человека. Каждая конкретная индивидуальность обязана взять этот выбор на себя. Иначе придется довольствоваться тем, что навяжет окружающая среда. Тут уж не обессудь, если жизнь однажды станет буднично-серой, утратив всякое подобие радости. Когда ни работа, ни отдых не соответствуют внутренним характеристикам человеческого сознания, удивляться не приходится, что они этому сознанию не приносят никакого удовлетворения. При таком положении дел все, чем человек занимается круглые сутки, становится для него обузой и нагрузкой. А при подобном каторжном режиме и заболеть недолго. Как же мы допускаем, чтобы такое происходило с нашей личностью и с нашей жизнью?
Дело в том, что мы чувствуем себя должниками, выбирая профессию или место для отдыха — и нередко выполняем долг дорогой ценой. Ценой собственной судьбы, ценой собственной личности. Притом, что никакие родные-близкие не платят за неверный выбор участи для нас — своей жизнью. Поэтому не нужно слишком рьяно подчиняться внешнему прессингу — даже если папа и мама будут в такт качать головами и приговаривать: «Мы хотели для тебя другой судьбы! Ты должна была выйти замуж за миллионера (стать врачом, выучиться на адвоката, создать музей памяти твоего троюродного дяди), а ты…» Тебе ни в коем случае нельзя раздувать в себе комплекс вины. Людям приходится идти на компромиссы, но они не должны жертвовать жизнью под чьим-то моральным давлением. Неважно чьим. Если кому-либо безумно нравится адвокатская практика или идея создать музей своего самого знаменитого предка — пусть делает это сам, а не использует другого в качестве инструмента для воплощения собственной голубой мечты в жизнь. А тебе надо учиться планировать работу и отдых себе. Ты уверена, что уже умеешь это делать?

Глава 6. Ожидание праздника как катастрофы

Наверное, ты знаешь, сколь яростная «борьба идей» начинается в «семейном кругу», когда решается вопрос с отпуском: муж мечтает заняться филателизмом, мамаша — дайвингом, детишки — сноубордингом, а свекровь — выпиливанием лобзиком. И все надеются на то, что ты станешь им потакать, а про свои планы на отпуск вообще забудешь. А между тем какие картины рисует тебе воображение! И ты, словно Скупой рыцарь, не в силах удержаться, чтобы лишний раз не представить себе свой собственный «ландшафт идеального отпуска». Не имеет значения, что это будет: Елисейские поля или египетские пирамиды. Просто нужно понять, чего ты хочешь — и искать возможности для осуществления своего желания. Интересная работа и полноценный отдых позволят твоему телу и душе обрести гармонию, своеобразный внутренний комфорт. Тому, чья жизнь наполнена таким комфортом, гораздо реже приходится сталкиваться с черной полосой невезения. И даже оказавшись в столь неприятной ситуации, люди, обладающие внутренней гармонией, легче переносят испытания.

Правда, за подобный «райский сад», расцветающий в твоей душе, приходится бороться — причем со своими же близкими. Жена и мать, по весьма распространенным представлениям, должна в первую очередь заботиться о муже, детях, родителях — и только потом думать о себе. Спорное убеждение. Но оно формирует мировоззрения целых социальных слоев — и в результате этого влияния женский пол (особенно в России) большей частью исповедует весьма древнюю и весьма опрометчивую идеологию: «Самоотверженность является лучшим украшением женщины», как говорил господин Фадинар в «Соломенной шляпке». Вот почему мы часто отказываемся от своих намерений заранее, до всевозможных поисков и проб на предмет их воплощения в жизнь. Зачем? Все равно сначала нужно воплотить все, чего хотят ваши дорогие-любимые, а их насущным потребностям и наилучшим пожеланиям конца-края не предвидится.
Итак, это самое непростительное — и самое распространенное — легкомыслие, когда человек пытается сэкономить на радостях жизни. Потерять способность к удовольствию означает растрату большей части жизненного запаса энергии. Неудивительно, что после «банкротства» у тебя нет сил на то, чтобы перенести и мизерные неприятности, не говоря уже о серьезных проблемах. Вот почему умение отстоять свое право на полноценный отдых, а также грамотная организация «восстановительных периодов», они же «большие каникулы» — залог присутствия удачи в твоей жизни. Без проблем не обходится ничья стезя, будь это хоть Млечный Путь. Уютные уголки для релаксации — возможность отдышаться после стрессов и нагрузок. Из такого уголка и проблема смотрится не столь ужасающей.
Ну, предположим, ты уже согласилась с нами и решила, не поддаваясь на капризы домашних, «сделать себе красиво». Итак, отпуск! Вечеринка! Да здравствует правильный отдых — залог полноценной жизнедеятельности! Сейчас мы откроем кладовые нашей памяти, извлечем оттуда самые заветные желания и примемся их исполнять. Наплюем на стандарты и стереотипы, будем оригинальны, эгоистичны и ветрены. Удовольствие зарождается не в желудке, не в мышцах, не в гениталиях — в мозгу и только в мозгу! Любой врач, проверяющий полноту удовлетворения желания — иными словами, сексолог — подтвердит эту нехитрую теорию. И даже не надо быть сексологом, чтобы понять: без настроя самый подходящий, самый любимый «раздражитель» не вызовет соответствующей реакции. Значит, необходимо аккуратно и грамотно «извлечь» свои самые-самые действенные «включатели» и применить их по назначению — настроить психику на радостные переживания. Вполне вероятно, что ты и не задумывалась раньше о том, какова роль моральной подготовки в получении приятных ощущений.
Казалось, что восторженное ожидание праздника — вот и все, чего же еще желать? А ты не замечала никогда, что те картины, которые нарисовало тебе воображение, нередко оказываются куда интереснее и привлекательнее их реального воплощения? Да. Бывает, бывает. Это и есть результат неверного настроя. Ты возлагаешь чересчур большие надежды на то, что должно произойти, и начинаешь суетиться, стараясь сделать так, чтобы «все прошло идеально». Возникает «предпраздничная лихорадка», которая истощает все ресурсы твоего организма, а во время самого торжества и гуляния у тебя уже нет никаких сил на то, чтобы собственно «гульнуть». Ты можешь только сидеть в углу и тупо таращиться на гостей, поедающих твои кулинарные шедевры и играющих в ничуть не интересные лично тебе игры. Максимум, на что ты еще способна — хватить пару бокалов горячительного и выключиться из реального мира на все время долгожданного празднования и отмечания. Почему такое происходит? Чем ты это заслужила? Ведь ты так старалась…
Вот и перестаралась. Есть у неверного настроя одна нехорошая особенность: коли, не потрудившись заранее разобраться в себе, решаешь все сделать «как полагается», то и вечеринка пройдет отнюдь не в твоем собственном стиле, а в стандартном. И вместо участника ты превращаешься в устроителя — но это же совсем другая роль! Не весельчака-гедониста, пьющего, поющего и пляшущего вволю — нет, это роль профессионала, который следит за тем, насколько все ублаготворены, увлечены, удовлетворены и прочие «у» в том же духе. Совершенно естественный подход для того, кому платят за идеально срежиссированное торжество. А если хотелось праздника для себя? Тогда и подход должен быть другой. А выбрать этот подход можешь только ты.
Каждому психологическому типу присущи свои, индивидуальные представления о том, что хорошо для отдыха, а что — для работы. Обычно эти представления — антиподы. То есть все люди, как уже говорилось, занудливы в одном и порывисты в другом. Потому что нервная система, собственно, является симбиозом двух систем — симпатической и парасимпатической. Обе они отвечают за «переживание» стресса. Одна заставляет сердце биться быстрее, гонит кровь по сосудам, вторая замедляет сердцебиение и успокаивает ток крови. Симпатическая нервная система отвечает за древний выбор «подраться или убежать» — когда она активизируется, наступает всплеск возбуждения, все органы пашут, как ненормальные. Парасимпатическая нервная система вызывает торможение, утихомиривает наш мозг и наше тело, ее роль — снять возбуждение после того, как опасность миновала. Симпатическая и парасимпатическая системы соединяются в вегетативную, оставаясь вечными антагонистами. Они противоречат друг другу, и равновесие — единственный способ их примирить. Если долгое время одна из систем подавляет другую, это неизбежно приводит к болезненному состоянию организма.
Про выделение в кровь адреналина ты, вероятно, уже знаешь. Это вещество вызывает учащение сердцебиения, повышает кровяное давление, снижает пищеварительную активность и повышает возбуждение. Но это лишь «передовой отряд», отвечающий за кратковременную реакцию на опасность. А длительный стресс приводит к тому, что в нашем теле оказывается слишком много гормона кортизола, который выделяется при травмирующей ситуации — при боли, ранениях, переохлаждении, при инфекции, при хирургической операции и… при физической, эмоциональной и психической нагрузке. Кортизол командует работой наших органов, стараясь уменьшить последствия повреждений, аллергии, вирусов и бактерий. Он разлагает мышечную ткань, превращая ее белки в энергию. Если кортизол выделяется слишком долго или в избыточном количестве, то нарушается нормальная работа органов. Язвенная болезнь, повышенное давление, заболевания сердца, потеря мышечной массы, старение кожи, хрупкость костей, понижение иммунитета, бессонница — вот далеко не полный список хронически повышенного уровня кортизола в крови.
Когда такое случается? В те самые моменты, когда и работа, и отдых превращаются в долгосрочный стресс. Симпатическая система работает и работает, зато парасимпатическая — постоянно подавляется, отчего и приходит в негодность. Чтобы избежать опасного дисбаланса, непременно постарайся узнать побольше о своих способностях на предмет перенесения стресса. Тогда будет легче понять, какие физические, эмоциональные и психологические усилия ты можешь позволить без вреда для себя. Ты знаешь, чему в глубине души отдаешь предпочтение? Что для тебя — нагрузка, а что — отдых? Не перегружаешь ли ты свою симпатическую систему?
Часто ситуация сама собой складывается так, будто все мы — Крошки Ру, которым только бы появиться на публике в своем самом отпадном прикиде в облике девушки из рекламы шампуня. После нелегкого трудового дня мы приводим себя «в препорцию» и направляемся в престижный ресторан (клуб, казино, кабаре), рассчитывая приятно провести время. Да, с точки зрения общественных установок это развлечение есть наилучшее из благ цивилизации. А между тем чьему-то организму требуется совершенно противоположный вариант «расслабления». Например, для Осликов Иа-Иа, для Пятачков, для Кроликов публичный, с позволения сказать, «отдых» — каторга почище любого «рабочего полдня». Ну не глупо ли добровольно соглашаться на такое испытание? Глупо. Это опрометчивое согласие дается под давлением все тех же, не к ночи будь помянуты, стереотипов. Вот почему надо отрешиться от пресловутых «социальных установок» и отшлифовать «индивидуальные установки». То есть понять, кто ты есть и какое времяпрепровождение тебе душевно близко — активное или медитативное?
Между прочим, у них даже существуют исторические названия — «нега» и «кураж». На получение удовольствия от изнеженного или от разгульного поведения направлены совершенно разные биохимические стимуляторы. Негу вызывают сладости, алкоголь, в тяжелых случаях — героин. Кураж провоцируют чай, кофе, лимонник, а среди наркотиков — кокаин. Тебя не удивляет, что в ночных клубах довольно часто встречаются «весельчаки», которые всегда не прочь «дернуть кокса»? Их потребность в допинге вызвана тем, что естественных ресурсов организма на кураж уже не хватает. Приходится тратить «физиологическую заначку», иначе никакого кайфа не добьешься. Если «допинговать» приходится на работе — кофе пить, шоколадки трескать — это, вероятно, менее противоестественно, нежели искусственная стимуляция, когда она применяется для полноценного отдыха. Ой, что-то с тем отдыхом не так. Видно, организм ждет, пока его хозяин созреет для внесения изменений в образ жизни. И пахать, и отдыхать надо уметь не для «крутости», а для себя. Тогда и физика, и психика будут пребывать в гармонии.
Конечно, однозначных решений типа «я вся такая изнеженная» или «я вся такая импульсивная» принимать не стоит. Вопрос не в том, что надо исключить — кураж или негу, а в том, каким должно быть оптимальное соотношение этих состояний в твоей жизни. Оно зависит от множества факторов — но в первую очередь от психологических радикалов, которые составляют твою неповторимую индивидуальность — Винни-Пухов, Тигров, Кроликов и всех-всех-всех. А во вторую очередь «личная гармонизация» зависит от того, каким нагрузкам ты подвергаешься на работе, какие стрессы переносишь — долгие, но относительно легкие, или очень мощные, но кратковременные. И обстановка в семье тоже не последнюю скрипку играет: велико ли бремя твоей ответственности в домашнем кругу? Ты — любимое дитятко, которое холят и лелеют, или «всехная мамка», которая бдит неусыпно за каждым движением своих питомцев?
Ориентируясь на эти показатели, ты и должна планировать свой отдых — уикенд это, отпуск или просто приятный вечер после трудовой вахты. А глянцевый образец «идеального семейного праздника» оставь там, где ему место — в туалете. Будет что почитать в минуты досуга. Тому, кто правильно ориентируется и знает себя досконально, и «мусорный ген» не страшен. Его действие компенсируется и нивелируется отличной работой вегетативной системы: в меру напрягся — вволю расслабься. Без саморазрушения и без самопожертвования.
К сожалению, подобное положение — редкость. Просто феномен. Людям свойственно даже в минуты отдыха прокручивать в мозгу грядущие (неминуемо!) беды, проблемы, тревоги и катастрофы. И хотя права была Маргарет Тэтчер, сказав: «90 % наших забот касается того, что никогда не случится» — нас это ничуть не успокаивает. Внешне ты вроде бы отдыхаешь вовсю, но стресс потихоньку-полегоньку нагревает организм изнутри, словно вулкан — снежную шапку, покрывающую кратер. И вот, пожалуйста — однажды произойдет взрыв, снега потекут в долину грязным потоком, а следом польется лава, и все вообще станет очень плохо. Знакомая картинка?

Глава 7. Ожидание катастрофы как праздника

Это вопиющее положение складывается из нескольких компонентов. И каждая составляющая, в свою очередь, бывает результатом объективного или субъективного влияния. То есть в чем-то мы и сами перед собой виноваты — незачем культивировать в себе внушаемость, тревожность и раздражительность. Но вместе с тем нас вынуждают соответственно настроиться и третировать себя дурными предчувствиями. Мы бы и рады безоглядно наслаждаться собой и окружающим миром — да вот… как-то не выходит. Оптимизм, как уже говорилось, не возникает по первому требованию: желаю видеть все в розовом свете! У оптимиста и психологический настрой, и обмен веществ выглядят иначе, нежели у пессимиста. Коли уж родился пессимистом, оптимизмом ты можешь только «заразиться и заболеть» — случится душевный надлом, произойдет отбытие крыши в неведомые дали, возникнет что-то вроде шизофрении… Нечего сказать, приобрел-таки внутреннюю гармонию! Такое «счастье» и врагу не пожелаешь.
Тогда, спрашивается, как быть пессимистам, обладателям синдрома дефицита удовлетворенности и прочим бедолагам, у которых жизнь ну никак не красится в розовенькое? Ну, во-первых, не паниковать. И у розовых, и у серо-бурых «колористов» имеются свои преимущества. Французский политик Франсуа Гизо сказал: «Мир принадлежит оптимистам, пессимисты — всего лишь зрители». Надо сказать, обе роли неплохи. Владелец, роль которого играет оптимист, как понимаешь, всем обладает, но и за все несет ответственность; от зрителя, в роли которого выступает пессимист, зависит меньше — зато он вправе от души наслаждаться предоставленным зрелищем.
Но, помимо личных предпочтений, нас делает пессимистами среда. Женщина — да и мужчина — в России постоянно оказывается между двух полюсов, каждому из которых приходится платить дань. Мы вынуждены лавировать между отечественными ментальными стандартами, коим невесть сколько годочков стукнуло — и западными, которые буквально на минуточку заглянули и остались, дабы «навеки поселиться». Это испытание «на разрыв» не проходит даром. Оно еще более усугубляет дискомфорт, возникающий просто потому, что чудовищный ритм современной жизни требует немалых «энергетических затрат». А тут еще вечные колебания маятника в мозгу: кем бы представиться повыгоднее — славной, доброй… и несчастной «девушкой нелегкой судьбы» или железобетонным монстром, несгибаемым и несокрушимым?
Зачем оно вообще надо — изображать кого-то? Не слишком прибыльное занятие: от такого маскарада может здорово пострадать твоя собственная личность, не говоря уже об интересах. Придется существовать в выдуманном мире, общаться не с интересными или приятными, а исключительно с «нужными» людьми, отдыхать не там, где нравится, а там, где престижно — в общем, этот «парадный портрет в интерьере» мы уже неоднократно рисовали, и каждый раз выходило что-то холодное, бездушное, официальное. А все дело как раз в душе! В нашем отечестве на «душевность» (в других вариантах «духовность») возлагается чрезвычайно много надежд. Даже возникает впечатление, что без пресловутой душевности не то что в личной жизни (оно, может быть, и понятно), но и в профессии человеку ничего не достичь. Хотя далеко не все профессии строятся на душевности и духовности. Для некоторых должностей гораздо полезнее бывают руки и мозги.
Несмотря на это вполне достоверное «разделение ролей», на многократно доказанную на практике необходимость профессионализма, многие люди инстинктивно ищут в собеседнике — и особенно в собеседнице — душевной теплоты и человеческих слабостей. Даже тогда, когда в них нет ни малейшей надобности. Видимо, пытаются компенсировать внутреннее ощущение беспомощности. А если ничего такого не находят, злятся и закатывают истерики. Самостоятельным и независимым дамам хорошо знакома «симптоматика» подобного неадекватного поведения. Неожиданно (Хотя почему «неожиданно»? Вполне ожиданно!) собеседник начинает раздуваться, точно лягушка-бык перед брачной песенкой, говорит ничем не обоснованные глупости и гадости, играет на понижение, старается нащупать болевые точки и ткнуть со всей силы. Тьфу, пакость какая! После такого «плодотворного общения», естественно, продолжения не хочется. Контакт перерос в конфликт, переговоры сорваны, все пропало.
Чтобы избежать трений, некоторые женщины используют тактику «превентивных жалоб»: в этом случае, чтобы показать окружающим, что перед ними не страшный-ужасный киборг женского пола из фильма «Терминатор-III», а вполне земная, телесная, удобная в обращении особь из плоти и крови, приходится демонстрировать свои неудачи — разведена, живу с ребенком в тесной квартирке стандартной планировки, доход средний и т. п. Тебе никогда не доводилось замечать странную вещь: говоришь какой-нибудь дамочке «Отлично выглядите!», а она в ответ начинает тараторить «Да я эту юбку лет десять ношу! И волосы лет сто не красила! И кашляю что-то…» — не бывало с тобой такого? Наверняка бывало и не раз.
С одной стороны, это срабатывает. Конкуренция растворяется в сочувствии, лавиной обрушиваются добрые советы — а посоветовать у нас любят, ох, любят. Особенно те, кто в предмете обсуждения ни черта не понимает. С другой стороны, демонстрация слабостей у многих вызывает не столько сочувствие, сколько неловкость. Как будто тебя пригласили выпить чашку чая в респектабельной кондитерской, ты приходишь — и обнаруживаешь себя в стрип-баре для геев. Неудобно, право. Не знаешь, куда глаза девать.
Вот именно те, кому совершенно не нравится, когда при них устраивают «психологический стриптиз» — они-то и есть люди воспитанные, деликатные и приятные во всех отношениях. Если они станут твоими друзьями, то при неприятностях, действительно, помогут. Но сопереживать практически незнакомым личностям, позволять кому ни попадя грузить себя чем попало — это им абсолютно непонятно и вовсе неприятно. Душевные сокровища — не разменная монета. С ними надо обращаться грамотно. Прежде чем рассказывать кому-нибудь о своих неприятностях, спроси себя: хотела бы ты услышать о его неприятностях? Американский юморист Роберт Орбен советовал делиться своими огорчениями с врагами — только они тебя по-настоящему выслушают. В общем, самую стоящую категорию умных, сдержанных и надежных в общении людей как друзей мы автоматически теряем, когда ведем себя по образу и подобию «неудачниц в законе». И привлекаем к себе исключительно любителей «игры на понижение».
Тем более, что в наше время наблюдается явственный откат общественного мнения от сочувствия прекраснодушным неудачникам. И неудач теперь боятся, как огня. Вернее, как заразной болезни. Выражения типа «негативная энергетика» или «плохая аура» имеют оттенок медицинско-пропагандистский, сродни плакату: «Мойте руки перед едой» — остается только добавить «А также перед бедой и перед победой — ведь потом непременно последует еда!» Мы не очень-то стремимся узнать подробности: какие именно микробы, вирусы и прочая мелкая нечисть атакует нас в антисанитарных джунглях или в опасной зоне невезения. Просто представляем себе самое ужасное: вот он, неудачник, входит в твой дом (вариант: ты сама входишь в загаженную хижину какого-нибудь нищего шудры) — и «случилось страшное-е!» Отныне никакая дезинфекция, дезинсекция и дератизация не в силах изгнать тьму опасных невидимых существ, неуклонно ведущих разрушительную работу в твоем теле, душе, судьбе. Остается бороться из последних сил, или покориться року и терпеть, терпеть, терпеть. В любом случае — ты становишься таким же прокаженным, неприкасаемым, нездоровым и бесперспективным.
А отсюда мораль: нефиг было лезть куда не надо и контактировать с кем ни попадя! Береги здоровье — отойди подальше! И если учесть, насколько легко распознается невезучий тип по внешним проявлениям — суетливость, болтливость, эгоцентризм, навязчивость, а еще своеобразное сочетание заискивания и хвастливости в поведении — то неудачник вскоре оказывается в положении, исчерпывающе описанном в «Молоте ведьм» — «круг, посреди коего дьявол». Сама понимаешь, что с таким несчастным, заключенным в круг, советует делать «Молот ведьм». И люди третьего тысячелетия, уверенные в своем гуманизме, часто ведут себя ничуть не умнее целеустремленного до паранойи инквизитора. Видимо, дело в целеустремленности. Или в паранойе. Словом, в однозначности восприятия. Легче всего действовать так, как предлагает формула. Видишь суетливого, загнанного, дезориентированного человека — обойди его за семь верст. Хотя на самом деле среди людей, которым судьба нанесла хук справа, есть немалое количество весьма перспективных специалистов и интересных личностей. Если над ними поработать, из общения можно извлечь немалую пользу — и финансовую, и моральную. Что же нам мешает так поступить?
Во-первых, лень. Ужасно неохота тратить свою умственную энергию (особенно если ее не так уж много) на то, чтобы разобраться: вот «случайный» неудачник, который со временем, при твердой поддержке более благополучных друзей непременно выкарабкается — то бишь банкрот; а вот «патологический» неудачник, удобно устроившийся на шее у человечества, клянчащий подачку и хамящий собственным благодетелям — то есть нищеброд. Гораздо проще записать всех в одну категорию и выплеснуть младенца вместе с ванночкой. Пока ты сама на вершине, эта тактика кажется вполне оправданной. Как говорил Теодоро в «Собаке на сене»: «Моей судьбе, с ее полета, глядеть на этих мотыльков?» Зачем, спрашивается? А затем, что костенеть от важности и превращаться в бесчувственного истукана из-за небольшого возвышения — явный признак «лакейской душонки». У русского человека в глубине натуры очень часто прячется «челаэк», который, пока ходит в «мальчиках», покорно сносит зашеины и заушины; поднявшись до полового (пойми правильно — «полового» в общепитовском, а не в сексуальном смысле) — сам начинает раздавать оплеухи из удовольствия послушать звук, напоминающий аплодисменты; а уж коли дорастет до лакея — все. Смерть низшему персоналу! Торнадо в курятнике — пух и перья взвиваются к небесам!
Во-вторых, присмотреться к людям, у которых есть проблемы, нам мешают инфантилизм и максимализм. Зачастую мы, игнорируя нормальный ход существования, трактуем «удачную жизнь» как непрерывную цепь успехов. Образ «мажора», который ухитрился жизнь прожить, как мутовку облизать — минуя этапы детских болезней, работы над собой, крах подростковых иллюзий и кризис среднего возраста — этот фантастический образ горит в нашем воображении и постепенно превращается в образец. Конечно, ни один человек не минует состояния влюбленности в какого-нибудь супергероя — в Зену-королеву воинов, в Бэтмена или в Конана-варвара, неважно. На том и строится жанр, в котором вооруженные до зубов добряки спасают мир чем бог послал — огнем, мечом, зубом, когтем и красным словцом. И все-таки ужасно забавно, когда, приближаясь к зрелому, а то и к перезрелому возрасту, человек продолжает играть в Человека-паука не ради того, чтобы «вспомнить детство золотое», а всерьез, на публике, при коллегах и партнерах. Так и ждешь, что во время бизнес-ланча он вскочит на стол и крикнет: «Всем лечь! Марс атакует! Земля не сдается!» — и его увезут в наморднике. Достойный финал патологического идеалиста.
На самом деле любой прорыв требует предварительной подготовки — такой долгой, рутинной, не слишком богатой победами и аплодисментами, что впору однажды плюнуть на все, лечь на диван лицом к стене и выключиться из реальности. Поверь, многие талантливые люди время от времени именно так и поступают. Но это не значит, что личность, «опавшая» на диван — всего лишь прекраснодушный неудачник, прожектер и дурилка картонная. То есть тот самый тип людей, с которыми лучше дела не иметь. Остается вероятность, что это вполне работоспособный и даровитый индивидуум, которому просто надо немножко поспать. И через некоторое время он вернется на круги своя, доделает чертеж, разработает концепцию, запустит проект. И у него все получится. Представляешь, какая будет обида, если ты этому «нужному человеку», когда он впал в ступор, уже успела отказать во всем — в своем доверии, уважении, внимании, понимании и в финансовой поддержке. Тогда весь доход от удавшегося проекта потечет совсем в другой карманчик! Подумай только: Джоан Роллинг в свое время предлагала своего «Гарри Поттера» изрядному количеству издательств — и ее везде завернули! Кто счел сюжет вторичным, кому жанр не пришелся по душе, кто просто сыграл на понижение — почему бы не повыпендриваться перед начинающим писателем. Отличный шанс показать, какой ты умный, знающий и непреклонный! Интересно, какими желудочными и психическими расстройствами заболели эти издатели после триумфа отвергнутой саги о юном волшебнике? В бизнесе ни один шанс не теряется. Если ты его загубишь — его отыщет твой конкурент.
Прими к сведению эту историю и не уподобляйся диким. Будь — нет, не добрее! Давать подобные советы — еще одна мистически-пропагандисткая глупость. Доброту нельзя увеличить или уменьшить, словно газ в конфорке. Это качество формируется под влиянием такого количества факторов — генетических, социальных, интеллектуальных и прочих, что рекомендации типа «Подобрей!» выглядят ничуть не умнее, чем, например, «Борись с приписками!», «Экономь тепло!» С чего это я должна бороться с какими-то неведомыми приписками? И при чем тут тепло? Мне что, выйти на балкон в феврале в одних трусах и в результате помереть от пневмонии? Но и в сфере эмоциональной, и в сфере материальной есть такая вещь, как практицизм — куда более осязаемая, мобильная и полезная.
Практицизм основан не на лозунгах и не на пустых проповедях, которые обрушиваются на наши головы со всех сторон. Практицизму не требуются агитки — он сам за себя говорит. Если ты, приглядевшись повнимательнее к неудачнику, увидишь перед собой не нищеброда, а банкрота, подумай: не сможет ли он оказаться для тебя полезен? Вдруг у него окажется опыт в интересующей тебя области? Или готовность поработать в каком-нибудь неблагодарном, рисковом или вообще потогонном отделе — выбор-то у банкрота невелик? Предположим, ты ответила «да» на аналогичный вопрос. Теперь есть задача лично для тебя: используя человека в его минуту жизни трудную, не опускайся до кровопийства. Сохраняй лицо и поведение хомо сапиенс, не превращайся в насекомое.
Но, может быть, ты находишься по противоположную сторону баррикад? То есть не к тебе обращаются за помощью, а ты ищешь, кто бы смог тебе помочь? Конечно, не самая приятная и не самая выгодная позиция. Но в ней бывали все. Запомни это. И не чувствуй себя ни прокаженной, ни аутсайдером, ни маргиналом, ни кем там еще принято называть людей, безнадежно увязших в невезении. Выбор в таком положении, действительно, невелик, но он есть. Ты не имеешь права (и в первую очередь — перед собой!) соглашаться на все, что ни предложат тебе так называемые «стревятники». Это довольно многочисленная категория людей, о которой уже немало сказано в этой книге. Все те же мастера делать свой профит на дезадаптированных, испуганных людях. Они могут быть очень разными: здесь и колдуны-ворожеи-маги, снимающие мифическую порчу и высасывающие деньги у клиентов не хуже вакуумной помпы; здесь и «кидальщики», предлагающие «перспективную и денежную» работу, которая оборачивается рабским трудом без зарплаты или почти без зарплаты; здесь и «филантропические анонимные клубы», созданные специально для болтливых полоумных баб; здесь и религиозные сообщества, а проще говоря, секты для особо внушаемых, у которых показатель отчаяния зашкаливает за красную черту. Многое может быть. Гляди в оба и хорошенько думай головой, прежде чем сделать шаг навстречу «благодетелю».

Глава 8. Чтоб ты сгорел у пожарной части!

Впрочем, существует и определенная объективная характеристика невезучести. Удивительный, необъяснимый феномен, который можно лишь констатировать: личности, испытавшие на себе уникальные явления и недуги, известные больше из мифологии, чем из медицинских пособий. В такой феномен может раз пять угодить молния, он может болеть ликантропией и гипертрихозом (просто-напросто превращаться в оборотня или снежного человека), его жилище может рухнуть в кратер вулкана, вскрывшийся на ровном месте, а если на Землю прилетят инопланетяне, они похитят именно его сестру. В общем, это Фокс Малдер из «Секретных материалов». И никаких гарантий, что «продолжения приключений не последует», быть не может. Видимо, жизнь этих людей является остросюжетным сериалом для высших сил. Смотрят, сволочи, на бедолагу и балдеют.
На нашей родной планете отношение к «супернеудачникам» тоже не самое сочувственное. Например, мы все воспринимаем страхового агента как жутко назойливого типа, который готов застраховать любого из нас от всех возможных и невозможных проявлений жизни: от урагана до глистов. Однако и здесь не все так просто. Есть люди, с которыми ни одна страховая компания не станет иметь дело. Это невезучие. Если для человека обычный лестничный пролет чреват переломом конечностей, выяснение отношений — мордобоем, переезд или перелет — катастрофой, отпуск вне дома — эпидемией, то заключать с такими договор страхования — значит разориться подчистую. Причем, если нормальному человеку перепадет хотя бы десятая часть таких потрясений, то он либо умрет, либо свихнется, а невезучему хоть бы что — он так живет, для него это норма. У него по-другому не бывает. Предлагаем тест на «везучесть».

1. Как ты училась в школе?
а) сначала я делала домашние задания с помощью родителей, потом — списывала у одноклассников;
б) мне все говорили, что я учусь гораздо хуже, чем смогла бы;
в) я могла бы учиться и получше;
г) обычно учителя меня хвалили.

2. Когда тебя поправляют или делают тебе замечания, как ты реагируешь на критику?
а) тебе хочется заткнуть рот критику и объявить, что ты права;
б) жалуешься друзьям и близким, что тебя не понимают, что к тебе придираются;
в) всякий раз переделываешь работу с учетом замечаний;
г) пытаешься понять, что не так.

3. Тебя когда-нибудь обманывали мошенники или обворовывали карманники?
а) ты как будто медом намазана для нечистых на руку, они к тебе постоянно липнут;
б) случалась пара-тройка невеселых эпизодов;
в) ты постоянно настороже и бдишь, чтобы никто и никогда тебя не обманул;
г) ты обходишь мошенников стороной и не реагируешь на их подначки.

4. Тебе приходилось опаздывать на поезд или самолет?
а) часто;
б) редко;
в) не случалось;
г) ты всегда приходишь заблаговременно.

5. Ты общаешься с людьми, которые совершили подлость по отношению к тебе или к твоим близким?
а) да, нужно уметь прощать;
б) при необходимости;
в) держусь от них подальше;
г) полностью прерываю отношения с такими людьми.

6. Тебе приходилось терять вещи по собственной неосмотрительности?
а) я постоянно что-то теряю;
б) я всегда за всем слежу, у меня все под контролем;
в) случается что-то терять при спешке;
г) почти никогда.

7. Поручают ли тебе особо важные задания?
а) мне не слишком доверяют, да и я сама не очень-то хочу;
б) я никому не доверяю, поэтому все делаю сама
в) только на мне все и держится;
г) если я сама захочу приключений на свои «вторые 90».

8. Совершая крупные покупки, ты просишь совета?
а) сначала получу как можно больше информации, потом иду покупать;
б) советуюсь с продавцом или менеджером;
в) целиком полагаешься на свой выбор;
г) выбираешь то, что тебе по карману.

9. У тебя возникает ощущение дежа вю?
а) постоянно;
б) никогда;
в) иногда;
г) бывает, причем очень отчетливо.

10. Если у тебя что-то не получается, что ты предпринимаешь?
а) я стараюсь придти в себя и спокойно подумать над тем, что можно сделать;
б) я очень расстраиваюсь;
в) я жалуюсь близким на несовершенство мира;
г) просто хочется «рвать и метать, рвать и метать».

11. Что ты делаешь, когда расстраиваются твои планы?
а) я стараюсь понять, что произошло, и по возможности выправить ситуацию;
б) пытаюсь давить на жалость окружающих, выпросить помощь и повесить свои дела на них;
в) переключаюсь на что-то другое;
г) затеваю с кем-нибудь ссору, чтобы сорвать свою злость.

12. Тебе по жизни сопутствуют неудачи?
а) а как же, я классическая неудачница;
б) случаются, ведь все на свете учесть невозможно;
в) всеми силами стараюсь избежать неудач;
г) в жизни мне сопутствует удача.

13. Тебя увольняли с работы за провинность?
а) нет;
б) случалось, но по разным причинам;
в) за постоянные опоздания
г) если я чувствую, что над моей головой сгущаются тучи, то увольняюсь сама.

14. Как ты себя после этого чувствовала?
а) размышляла, что делать дальше;
б) впадала в депрессию;
в) подавала на работодателя в суд;
г) как ни в чем не бывало.

15. Как ты относишься к людям, которые делают тебе замечания?
а) с некоторым раздражением, но если замечания по делу, я беру на заметку;
б) гнев и злость;
в) чувствую потребность немедленно исправиться;
г) благодарность.

16. Тебе доводилось неоднократно с кем-нибудь ссориться по одной и той же причине?
а) постоянно;
б) время от времени;
в) ссорюсь часто по разным причинам;
г) дело не в причинах, а в людях.

17. Что ты считаешь везением?
а) выиграть миллион;
б) устроиться на высокооплачиваемую работу;
в) удачно выйти замуж;
г) и то, и сё, и всё.

18. Если тобой недоволен босс, что ты будешь делать, когда узнаешь?
а) начинаю интриговать;
б) ищу другое место работы;
в) впадаю в уныние;
г) стараюсь понять, почему он недоволен, и учитываю это в дальнейшем.

19. Что ты делаешь, если любимый человек предъявляет тебе претензии?
а) обижаюсь и высказываю свои претензии в ответ;
б) начинаю подумывать, а не подыскать ли ему замену;
в) предлагаю все выяснить;
г) прикидываюсь ветошью, а на следующий день веду себя так, будто бы ничего не произошло.

Подсчет баллов

Подсчитай баллы по следующей схеме:
1. а — 1, б — 2, в — 4, г — 3;
2. а — 1, б — 2, в — 4, г — 3;
3. а — 1, б — 2, в — 4, г — 3;
4. а — 1, б — 2, в — 4, г — 3;
5. а — 1, б — 2, в — 4, г — 3;
6. а — 1, б — 4, в — 2, г — 3;
7. а — 1, б — 2, в — 4, г — 3;
8. а — 4, б — 3, в — 2, г — 1;
9. а — 1, б — 4, в — 3, г — 2;
10. а — 3, б — 2, в — 1, г — 4;
11. а — 3, б — 1, в — 2, г — 4;
12. а — 1, б — 2, в — 4, г — 3;
13. а — 3, б — 2, в — 1, г — 4;
14. а — 2, б — 1, в — 4, г — 3;
15. а — 3, б — 4, в — 2, г — 1;
16. а — 1, б — 2, в — 4, г — 3;
17. а — 2, б — 3, в — 1, г — 4;
18. а — 4, б — 2, в — 1, г — 3;
19. а — 1, б — 2, в — 3, г — 4.

До 26 баллов. Ты — классический вариант «обиженной судьбой». Ты не в состоянии анализировать то, что с тобой происходит, поэтому то и дело принимаешь позу страуса и прячешь голову в песок, хотя это тебя ни от чего не спасает. Ты не разборчива в своих знакомствах, но и сама не безупречна в отношении тех, с кем общаешься. Ты живешь по принципу: «Кто старое помянет…» И с удивительной частотой наступаешь на одни и те же грабли. В своих неприятностях ты чаще всего винишь стечение обстоятельств, злой рок и окружающих. Если ты спотыкнешься на ровном месте, то будешь винить в этом скользкую дорогу, порыв ветра, колебания давления или решишь, что кто-то наслал на тебя порчу. Но не скажешь себе, что надо было смотреть под ноги. Ты научилась извлекать пользу из своего состояния: бедную сиротку часто жалеют, помогают ей, частенько из жалости делают ее работу. Однако подумай, если понемногу ты начнешь брать ситуацию под свой контроль, то может быть тебе не придется тратить столько времени и сил на жалобы и рыдания?
От 26 до 44 баллов. У тебя все в норме. Ты не держишь все под контролем, потому что тебе это слишком скучно. И слава богу! Ты не склонна идеализировать жизнь, а принимаешь ее такой, какова она есть. Ты не мучаешься над мнимыми или гипотетическими неприятностями, ты не стараешься предугадать, что ждет тебя впереди, а проблемы решаешь по мере их поступления. Обжегшись на молоке — на воду не дуешь, и младеньчика с водой не выплескиваешь. Это очень хорошо. Ты не боишься неприятностей, но в то же время, может, тебе стоит иногда задумываться о причинах происходящего и время от времени анализировать ситуацию. Только в этом случае не стоит усердствовать, иначе превратишься в перестраховщика. И поменьше слушай окружающих. На самом деле ты лучше них знаешь верное решение.
От 45 до 59 баллов. Ты молодец! У тебя есть редкое свойство — ты умеешь учиться на чужих ошибках, поэтому свои ты допускаешь по минимуму. Кроме того, ты очень уравновешенный человек и тебя нелегко вывести из себя. Неудачи не вводят тебя в состояние депрессии. Ты не коришь себя за промахи, ты стараешься спокойно проанализировать то, что произошло. И, как правило, больше их не повторяешь. Тебе свойственна осторожность. Но это качество находится у тебя в разумном количестве. Без перебора. Поэтому твои близкие всегда могут на тебя положиться и охотно это делают, не боясь ни подвохов, ни занудных нотаций.
От 60 до 72 баллов. Ты трусиха, каких мало. Или много. Ты настолько всего боишься, что норовишь десять раз подстраховаться, прежде чем сделать хотя бы шаг. Ты надеешься, что если ты все обдумаешь, причем лучше несколько раз, то это даст наилучший результат. Однако чаще всего все складывается совсем наоборот и ты снова анализируешь, осмысляешь. К сожалению, это тот вариант, когда умственная деятельность оказывается совершенно бесполезной. Ведь у тебя нет никакого жизненного опыта. Весь твой жизненный опыт умозрительный. В отличие от «обиженной судьбой» ты не закашиваешь на мятежный дух мироздания, ты пытаешься все контролировать и анализировать. Но твое познание слишком «чистое». И этим чистым познанием ты с удовольствием третируешь окружающих своим фирменным суперконтролем. Расслабься, отдохни.

Глава 9. За «все» и «ничего» не жалко

И первое, что требуется для нормальной работы и полноценного отдыха: перестать жить «по принципу». Удивительно, как принципы вообще способствуют неудачливости и невезучести. Иногда бывает достаточно обзавестись «неколебимыми устоями» — и все сразу становится… ну, скажем, не таким, как прежде. Друзья, с которыми было легко и весело, куда-то исчезают или вечно пребывают в раздраженном состоянии. Любая попытка общения переходит в ссору. Коллеги, завидев тебя в курилке или в кафешке, быстро-быстро докуривают, дожевывают, допивают — и разбегаются, словно зебры, узревшие крокодила. Постепенно осознаешь: кажется, в тебе явно начинает созревать крокодильское начало. Впрочем, когда осознаешь — это наилучший вариант. Гораздо хуже, если ничего такого не замечаешь, а только изумляешься: и куда это все подевались? Куда-куда. Жить хотят, вот и удирают. Ты перестала быть терпимой, как оно и случается с большинством «новообращенных». И теперь от тебя никому жизни нет. Не веришь? А ты приглядись — нет, не к себе. Себя объективно воспринимают единицы. Приглядись к личности, находящейся в аналогичном психологическом состоянии «адепта».
Заметь: стоит человеку — особенно нашему соотечественнику, с его исторически обусловленной склонностью к истерическим вспышкам, а то и к существованию на грани формирования истерической психопатии — принять новую «веру», неважно какого толка — религиозного, политического, медицинского или метафизического — как он вообще отключает все механизмы сознания, корректирующие поведение. Видимо, это связано с тем, что мозг, настроенный верить, отказывается мыслить. И существо разумное (относительно, но все-таки разумное) превращается в животное, которое руководствуется инстинктами и наследственным поведением — как все, так и оно. Или, еще того краше, в робота, выполняющего заданные команды в отрыве от самостоятельного анализа обстановки. Так зачем общественному животному, которым руководит биологическая программа, или роботу, которым руководит всякий, кто возьмет в руки пульт, индивидуальное мировоззрение? Оно будет только размывать четкую картину реальности и нарушать последовательность команд. Долой его! Станем проще и будем чище. Даже если эта метаморфоза произойдет в ущерб нашей собственной личности.
Ты, вероятно, и сама не раз замечала, как сильно менялись твои знакомые, пораженные (хотя, честно говоря, в этом случае хочется использовать другое слово — «зараженные») некой идеей — причем менялись не в лучшую сторону. Например, кто-то впадал в вегетарианство с особо бурными проявлениями психоза; или заболевал шизофренией в форме тяжелого буддизма; или примыкал к политической партии, которую стоило бы — ради спокойствия мирных граждан — в полном составе, стройными рядами, под маршевый музон отправить в соответствующее заведение на улице Восьмого марта. Им бы там хорошо-о стало: спецперсонал, спецобслуживание и спецпроцедуры — все для выведения вредных политических радикалов. И признайся: примерно так же хочется поступить с разными «неофитами», сердечно уверовавшими неважно во что и вербующими этому неважно чему новых последователей. Не от злости — от раздражения. Уж больно навязчивый народ эти «адепты неважно чего».
Из-за такого пугливо-раздраженного отношения к себе многие «последователи и единомышленники» сбиваются в стаи, где царит жесткая иерархия. Объединившись под штандартом избранной идеологии, представители группы становятся как бы «общественным организмом» — вроде муравейника. В такой системе никто не свободен — даже царица. Ведь каждым членом сообщества руководят скорее инстинкты, чем сознательно принятые решения. Соответствующий образ поведения изрядно экономит энергию и время — решений-то принимать уже не надо, а значит, и думать ни к чему. Но, конечно, разум на то и разум, чтобы скучать без работы. Поэтому время от времени и у самых отъявленных «адептов» случаются вспышки протеста: что это мною командуют все, кто ни попадя? А в условиях «общественного организма» срывы и проходят легче, и подчиняться необъяснимым (а вернее, необъясненным) принципам кажется не так унизительно. Хотя подобное существование «ради идеи» изрядно повреждает психику и вызывает болезненные последствия — как субъективные, так и объективные.
Одно из таких объективных последствий — одиночество. А причина одиночества — субъективная. Это потеря терпимого отношения к людям. «Заболевший идеей» не хочет смириться с тем, что у других людей — свои принципы, своя система ценностей, свое мировоззрение. Он пытается всех перевоспитать, сагитировать, убедить и обратить. В смысле, в свою веру обратить. Причем неважно, ведет ли он дискуссии, аргументируя логически собственную точку зрения, или читает бесконечные пламенные проповеди в стиле «Покайтесь, жалкие грешники!» — все равно аудитория слушает адепта с одной мыслью: «На-до-ел!» И не только потому, что им несимпатична идея, за которую борется агитатор. Талантливых агитаторов, ораторов, проповедников и вообще лидеров, способных вести за собой массы — их весьма немного. Фактически единицы. Даже среди людей известных, обладающих, как сейчас любят говорить, харизмой — а главное, статусом лидера — можно обнаружить мизерное количество хороших ораторов, которые типа того… «глаголом жгут сердца людей». Они все больше мычат, или мямлят, или чеканят, или цедят слова — но чтобы жечь глаголом (не говоря уже о прилагательных)… На это они вряд ли пойдут. Сама понимаешь: если таково положение дел в кругах, где риторика должна быть основополагающим фактором, то в мире обычных людей, лишенных этакой профессиональной харя… харизмы, все обстоит куда хуже. Так что «пропагандистские кунштюки» начинающих и вполне созревших «адептов» скорее всего нельзя назвать развлечением для публики.
А теперь представь себя в роли — нет, не оратора — публики. Ты сидишь, медленно плавишься от скуки и потихоньку начинаешь ненавидеть идею, которую тебе стараются «впарить», словно непомерно дорогую покупку в телемагазине. Ты уже не рада, что согласилась выслушать эту трескотню (а если тебе доводилось что-нибудь приобретать «по телевизору», ты знаешь: чем бесполезнее и дороже покупка, тем громче и продолжительнее трескотня). Все твои органы чувств набиты, будто ватой, пустыми и нудными словесами. Естественно, в конце концов твой мозг отреагирует на этот раздражитель взрывом возмущения: как он (она) смеет меня доставать, поучать, воспитывать? И вскоре то, что начиналось как беседа об убеждениях, переходит в стычку или глухой конфликт.
Видимо, принципы вообще конфликтуют с живой, мобильной и вечно неустойчивой «плотью жизни». Мир слишком разнообразный и цветастый, чтобы подчиняться любым «принципиальным установкам», которые человек способен создать. Приходится подстраиваться под ситуацию, реагировать на реалии, адаптироваться к условиям, как бы ни вдохновляли нас романтические советы вроде «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнется под нас». Чем, собственно, и занимаются «адепты»: демонстрируют свои несгибаемые принципы и узколобое мировосприятие. И в результате остаются в одиночестве, максимум — в обществе своих единомышленников, которых невозможно обвинить в чрезмерном обилии мыслей. К тому же, чем выше сплоченность группы, тем больше единомышленники, как было сказано, походят на части одного организма. Представляешь, насколько интересным тебе покажется компания твоей собственной за… запчасти? Приятно на досуге побеседовать со своими ногами или даже завести с ними переписку, как намеревалась сделать Алиса в Стране чудес… Прелестная патриархальная картинка из прелестной детской сказки!
Конечно, одиночество может наступить в жизни человека по разным причинам. И мы еще поговорим об этом в книге «Стерва, стопудовая добродетель и семейные ценности». Но среди основных причин одиночества, безусловно, числится и непримиримость. Мы уже много писали о том, насколько разными могут быть люди — в том числе и те, у кого сходный психологический рисунок личности. Предположим, выбирая между Пятачком и Осликом Иа-Иа, существующих в его сознании, человек выдвигает на доминантную позицию Пятачка и становится законопослушным, нервным, ориентированным на мнение общественности; а если выбор падет на Иа-Иа, под его влиянием возникнет эксцентричная, интровертная и непредсказуемая натура. И только психолог сможет обнаружить, что основания этих абсолютно непохожих «сооружений» практически одинаковы. Кроме того, мы возлагаем слишком много на свойства характера как таковые — совершенно забывая о том, насколько велико значение области применения этих свойств. С одними и теми же чертами можно стать и членом парламента, и пиратом. Вспомним хотя бы лорда Френсиса Дрейка — грозу испанского флота, любимца королевы, отменного политика и… безжалостного морского разбойника. Впрочем, сочетание политика и грабителя в одном лице никого не удивляет. Но у всех морей — свои пираты. И в самых консервативных кругах имеются свои возмутители спокойствия, пожиратели чужой добычи, сухие начетчики и мирные лежебоки. Так что натура — только база. А здание человек возводит всю свою жизнь — координируясь со средой и с собственными желаниями.
Вот и весь главный принцип, который стоит соблюдать — всегда оставаться собой и неустанно искать разумное равновесие между своим «я» и окружающей обстановкой. Эти два космоса — внешний и внутренний — могут и должны взаимодействовать друг с другом. А романтические слоганы насчет «Не стоит прогибаться» — это, как говорил принц Датский, «слова, слова, слова». Беда любого слогана, девиза, афоризма в том, что он похож на елочную игрушку: снаружи чудо как хорош, а внутри — пустой. Не надо требовать от хрупкого украшения прочности и содержательности. Хочешь нечто крепкое и под завязку наполненное — купи мохнатый кокосовый орех, а не стеклянного рождественского ангелочка. Поэтому не будем критиковать поэзию и прозу за эмоциональный подход, но и верить в них безоговорочно тоже не будем. К тому же безоговорочных ориентиров просто не существует. Все зависит от твоих целей, от твоего подхода и… от информации, с которой у тебя могут быть весьма непростые отношения. Как говорится в четырех законах теории информации: «Информация, которая у вас есть, не та, которую вам хотелось бы получить. Информация, которую вам хотелось бы получить, не та, которая вам на самом деле нужна. Информация, которая вам на самом деле нужна, вам недоступна. Информация, которая в принципе вам доступна, стоит больше, чем вы можете за нее заплатить». Ну, будем надеяться, у тебя все обстоит не столь безнадежно, и ты сможешь получить искомое.
В любом случае придется немало поработать над «отсевом» информации и над ее анализом, прежде чем сложится равновесная система, в которую органично войдут и твои потребности, и твоя «экологическая обстановка». Но в основе такого гармоничного сосуществования лежит не чудо, не золотой ключик, отмыкающий заветную дверцу в каморке папы Карло, а серьезная работа. Отношения с внешним миром, как и отношения с людьми, можно построить — на своих или на чужих условиях. Вот и вся «принципиальная разница». Конечно, гораздо лучше, если условия тебя устраивают. Но и обстоятельства будут диктовать свое. Стоять вмертвую, до последней капли крови — верный способ все потерять. Поэтому имеет смысл искать компромисс.
Умение уступить противнику ровно столько, сколько требуется для сохранения «здоровой экологии», не меньше и не больше — талант, который трудно переоценить. Мы часто действуем под влиянием сиюминутного порыва. Или, что гораздо хуже, однажды принимаем «принципиальное решение». Скажем, говорить правду! Хорошая идея. Например, немецкий драматург Рольф Хоххут тоже как-то сказал правду: «Человек, который говорит то, что думает — конченный человек; а человек, который думает то, что говорит, — законченный идиот». Вот и «думайте сами, решайте сами — иметь или не иметь» репутацию «конченного» или «законченного».
Правда, мы нередко высказываем свое мнение не ради долга, а ради удовольствия. Нам нравится звук нашего голоса — и выражение обалдения на лицах аудитории тоже. Конечно, поражать, шокировать и уязвлять — это может стать классным развлечением. Своего рода «личным видом спорта». Главное — не переборщить с откровениями. Как со специями: старайся сохранить вкус блюда, которое ты готовишь. Искреннее всего мы бываем знаешь с кем? С психоаналитиком. Специалист, который исследует наш поток сознания, связан профессиональными обязательствами. А люди, с которыми мы общаемся на других условиях, вовсе не обязаны принимать наши излияния как есть. Вообще, человеческая индивидуальность настолько многогранна, что «опробовать и переварить» ее во всем многообразии могут только самые любящие и верные сердца. То есть очень немногие люди в нашем окружении. Поэтому помни: нет нужды навязывать партнерам по общению свое видение мира, даже если ты убеждена в собственной правоте. Английский литератор Томас Фуллер заметил, что «слепой не скажет спасибо за зеркало» — и, вероятно, оказался прав. Почти стопроцентно. Итак, сохраним себя, но при необходимости будем прибегать к компромиссу.
Компромисс — хорошая тактика не только в отношениях с другими, но и с собой. Ты хочешь преодолеть полосу невезения? Не старайся себе вернуть все сразу, будешь биться головой об стену — и сама понимаешь, насколько велика вероятность того, что твоя голова окажется крепче каменной кладки. Хотя людям нередко кажется, что еще есть возможность повернуть события вспять. А сегодня, в процессе ликвидации компьютерной неграмотности, у человека крепнет ощущение: и в реальности существует кнопочка со стрелочкой, отменяющая неверное действие. Всего-навсего требуется узнать, где нажать. Но окружающий мир — не «Матрица», какими бы иллюзиями ни развлекались юные хакеры в краткие минуты досуга после взлома архивов Пентагона. И никакая операция не вернет обстоятельствам прежний вид. И надо крепко-накрепко затвердить: восстанавливать разрушенное — куда труднее, чем улучшать построенное. Одни только завалы разбирать — задача потруднее рытья котлована под фундамент.
Любому человеку страшно не хочется верить в довольно тривиальную и одновременно безжалостную истину: при невезении потери неизбежны. Поэтому наш собственный мозг действует как двойной агент: выдает информацию и тут же прячет ее от нас. А вместо достоверных данных принимается потчевать нас иллюзиями, красивыми и несъедобными, словно картонный торт на витрине кондитерской. А мы по наивности принимаем эту «сладость» за питательный и вкусный продукт. И только после ужасных бо-бо (не только в желудке) многим — хотя правильнее было бы сказать, некоторым — личностям удается извлечь опыт из тяжелых испытаний и ужасных разочарований. Как писал французский поэт Жозеф Ру: «Опыт — это утраченные иллюзии, а не обретенная мудрость». К тому же в начале пути, находясь под влиянием, как правило, старшего поколения, мечтающего напичкать нас собственными стереотипами, мы настраиваемся на изучение существующих правил. А опыт заставляет нас зубрить еще и исключения из этих правил. Только тогда видение мира обретает большую или меньшую отчетливость и целостность. И если твой личный опыт постепенно научит тебя не доверять чужому опыту — во всяком случае, не доверять ему безоговорочно, безоглядно, бездумно — то у тебя появится больше шансов на выживание и преодоление черных полос с минимальными потерями. Хотя, повторяем, без потерь вовсе жить не получится. Уж такая это неудобная штука — реальность. Достаточно совершить мимолетную, казалось бы, глупость — и приходится потом расхлебывать и расхлебывать.
И, дабы не увязнуть в бесконечных «исправлениях», перво-наперво постарайся соблюдать заповедь: «Не усугуби». Причем как практическое воплощение этой заповеди лучше всего исповедовать правило: «Тормозни — и хватит обжираться «Сникерсом»!» — и соблюдать его почаще, что бы ни советовала тебе реклама. Сама понимаешь, сколь основательно рекламные слоганы «помогают» нам в реальной жизни. Вот и тормозни, прежде чем кидаться на амбразуру. Вероятно, по горячим следам действовать не стоит. Потому что (конечно, если ты не следователь), даже просто оценить обстановку, все еще находясь «внутри» событий — весьма и весьма затруднительно. А уж выбрать подходящую тактику, не сходя с места — удача и вовсе небывалая. К тому же человек, как правило, старается не столько изменить направление происходящего, сколько вернуть все на круги своя. Он и не предполагает, какими новыми неприятностями грозит подобная «суета вокруг проблемы». Конечно, тактика «дохлого суслика» — затаиться и делать вид, что тебя вообще тут нет — предполагает жесткие временные рамки: нельзя затягивать решение задачи лет на пятьдесят. Но и метаться, оглашая руины своих амбиций жалобными воплями — не самый лучший выбор.
Скажем, если тебя собираются увольнять — разве ты не попытаешься разубедить начальство в их намерениях? А добьешься того, что тебя оставят с испытательным сроком, понизив твою зарплату раза в два. То есть превратят тебя в бессловесную рабыню, в покорную марионетку. Хорошенькое «исправление положения»! Может, стоило уволиться и найти аналогичную должность — у конкурентов твоего неосмотрительного работодателя? Кстати, ситуация может касаться не только карьеры — но и личной жизни. Сколько женщин, прожив четверть века с невозможным чурбаном, стонут, достигнув «сверхбальзаковского» возраста: «Ох, если бы я от него ушла через пару лет после свадьбы, когда начались первые скандалы! Я бы еще могла найти свое счастье!»» А мужчины мрачно думают, глядя в медвежью спину супружницы, обрюзгшей и озлобившейся от семейных невзгод: «Кабы я ее пятнадцать лет назад убил — сейчас бы уже вышел!» Насчет «убить» — не знаем. Но уйти не помешало бы.
Часто, стараясь компенсировать незначительные потери, мы сами наворачиваем себе целую гору новых проблем, в сравнении с которой первопричина негативной ситуации кажется незначительным происшествием. Один из лучших брокеров в Англии, проиграв на бирже 10 000 фунтов (сумму для него небольшую), чтобы не испортить себе имидж, решил тут же отыграть проигранное, снова налетел уже на более крупную сумму, а потом уже не смог остановиться. Результатом его деятельности оказалось банкротство одного из надежных и стабильных банков. Брокер скрывался, потом был пойман и посажен. И, вероятно, не раз жалел о том, что не остановился на десяти тысячах. Со временем может выясниться странная вещь: то, чего ты так боялась и что все-таки с тобой произошло, явилось и кризисом, и точкой роста. Оставшись без работы, ты собралась и отыскала новые перспективы — в другом месте. Расставшись с парнем, ты встретила другого — куда более подходящего. А начни ты суетиться и штопать расползающуюся ткань реальности — сейчас носила бы Тришкин кафтан, ветхий, нелепый и немодный. И все равно рано или поздно он разошелся бы по швам, а ты предстала бы «голым королем», вернее, «голой королевой»: пустые иллюзии, отчаянное вранье и никаких перспектив на будущее.
Наверное, оптимальная манера поведения — изучить, насколько твое нынешнее положение годится для исправления и восстановления. А там — делать осознанный выбор. Эмоциональный выброс — не самая необходимая реакция. Если, оказавшись в полосе невезения, ты обнаруживаешь, что у тебя не осталось ничего — всегда есть возможность пожертвовать «ничем» ради того, чтобы создать нечто новое. И получить все, чего потребует твоя исстрадавшаяся от неудач душенька.

Глава 10. Даешь топливо для полета!

Когда что-то утрачиваешь, стоит притормозить начинающуюся истерику, охладиться морально и серьезно подумать: тебе действительно жизненно важно вернуть все как было, или уже возможны варианты? Вдруг ты успела измениться за это время? Кризис не наступает на пустом месте. Он приходит к нам тогда, когда меняются не только обстоятельства, но и наши представления, наши потребности, наши амбиции. Поразмысли на досуге: есть ли какой-нибудь резон возобновлять былое во всей красе, или разумнее будет начать новую стройку на освободившемся пространстве? Воистину точка роста есть терра инкогнита. Мы не всегда узнаем эту «местность», а почему? Да потому, что стараемся не оглядываться по сторонам. Бросаем печальные взоры в прошлое, пытаемся разглядеть туманное будущее — при этом настоящее представляется несущественным и несимпатичным пустырем, который лучше всего пробежать зажмурившись, на одном дыхании. И тогда, вроде бы, все наладится. А что мы потеряем, если станем вести себя подобным образом?
Потери, скорее всего, будут колоссальными. Во-первых, подавляющую часть человеческой жизни составляет настоящее. Прошлое и будущее — виртуальные миры, которых либо уже нет, либо еще нет. Если вспоминать и ожидать — когда жить? Есть стандартные фразы о минутах счастья типа «Я жила в тот миг, как никогда!» Эффектное фуфло. И в «тот миг», и в другие «миги» реальность — это реальность. Ты отчетливо ощущаешь все шероховатости и неудобства, даже расположившись в люксе пятизвездочного отеля: мыло слишком ароматное, обстановка подавляюще шикарная, вид из окна чересчур напыщенный. И наконец, цена на здешние красоты добавляет свою ложечку дегтя в самое изысканное бланманже. Нет идеальных мест и времен на грешной земле. Это потом, в воспоминаниях, пребывание среди напыщенно-шикарно-ароматных аксессуаров роскошной жизни покажется тебе безупречно упоительным. И воображаемая действительность (вот странное словосочетание!) превратит какой-то период твоей жизни в сказку, в которой нет места всяким изъянам, заусенцам и царапинам.
Это свойство особенно характерно для женского пола. Изначально нашему мозгу подарены богатые ресурсы для преображения реалий. Видимо, создавая женскую половину рода людского специально для налаживания общественных отношений в группах, природа записала в генотип женщины свойство видеть не то, что есть, а то, что стимулирует продолжение общения. Объективность восприятия, как и внимание к настоящему вряд ли способны упрочить связи между людьми. Эти черты делают человека эгоистичным и рациональным. На заре развития всех видов хомо — и сапиенс, и не сапиенс — аналогичный подход мог превратить всю нашу популяцию в глубоких, законченных мизантропов. А у популяции одиночек шанс на выживание менее чем мизерный — особенно, если детишек приходится воспитывать десятилетиями и не на кого оставить чадо, отправляясь за мамонтом, за акридами, за медом и за прочими нехитрыми дарами флоры и фауны. Вот мы и стали жутко общественными. С тех пор миновали тысячелетия, цивилизация взрастила человечество до полной самостоятельности, а самостоятельность привела к отрыву от материнской груди (мы, естественно, имеем в виду матушку-природу). В общем, младенцу давно пора отказаться от чепчиков и памперсов, обрядиться в деловой костюм (вариант — в джинсы и свитер) — и всерьез заняться собственной персоной. Не боясь разрывов и расставаний.
Словом, человеку и человечеству уже пришло время урегулировать древнюю проблему: найти гармоничное равновесие между индивидуализмом и альтруизмом. И, разумеется, дожидаться, пока это сделает человечество, а ты сможешь воспользоваться апробированной системой, означает целый век растратить на пустые мечтания и ожидания. Итак, все придется делать самой — если, конечно, тебе хочется, чтобы результат выглядел как надо. Мы, впрочем, все сначала поступаем одинаково: отлыниваем и ищем предлога для того, чтобы сбежать. Это нерентабельно. Бездействие и беспомощность не могут изменить ситуацию к лучшему. Но в то же время суета, вызванная шоком, паникой, состоянием тревожности — это не действие, а всего лишь выброс нервной энергии. Проявление древнего инстинкта: надо что-то делать. А глаза и конечности сами выберут, что именно — без участия сознания. Не то, пока осмысливаешь обстановку, тебя уже обглодать успеют.
Оптимальный вариант: вовремя остановись и подумай, какие меры следует принять — а после окончательного выбора начни новый этап твоей жизни. Как ты, наверное, догадываешься, уважать себя и других вообще стоит не за «половодье чувств», а за сделанное. Ну, а если тебе уважать себя просто-напросто не за что — не отчаивайся. Это временное явление, и не нужно транжирить время на душевные метания. Возьми себя в руки и попробуй выстроить жизнь и счастье, как ты их понимаешь.
Но вместе с тем хотим дать тебе еще один совет: слушай себя внимательнее. Мы с самого детства ориентированы на внешний мир, поэтому наш внутренний «космос» нередко остается совершенно неисследованным пространством. Мы не понимаем, на чем основаны взаимосвязи между нашим «я» и окружающей средой, мы не видим, что нас тревожит, успокаивает, обескураживает. А главное — зачастую и представления не имеем о том, что делает нас счастливыми. Отсюда и большинство проблем. Иногда, разобравшись в собственной индивидуальности, человек долго-долго не может придти в норму: оказывается, он сам довел ситуацию до срыва и крушения — потому что подсознательно мечтал сбежать с нынешнего места работы, из семьи, из привычного круга общения. Все существующее вокруг, как выяснилось, его третировало. И задержался он в этом кошмаре вопреки своей воле. Зачем? Пытался доказать неприятным для него особам, что он заслуживает уважения и восхищения. Мечтал отомстить — увлечь, очаровать и бросить. А к чему такое «интриганское» существование привело? Да к том, что бедолага истощил все моральные и материальные ресурсы в погоней за призраком успеха — причем такого успеха, от которого, как говорится, ни уму, ни сердцу. И погиб бы, аки швед под Полтавой, кабы не помощь подсознания: оно сделало выбор между «я» и «они» и аккуратно направило своего хозяина в сторону разрушения «среды обитания», чтобы тот, олух амбициозный, сам бы не попер в сторону саморазрушения.
Но не всегда подсознание нас выручает. Ты, наверное, уже и сама увидела, насколько двойственным может оказаться влияние любого психологического механизма. Если повезет — система приложит свою силу в нужной точке и выровняет твой «полет». Если нет — только усугубит проблему. Поэтому не полагайся на «авось». Твои шансы распределятся фифти-фифти: либо полоса невезения вкупе с твоими собственными инстинктами добьет тебя окончательно; либо подсознание некоторое время будет компенсировать невезение — сколько получится. В общем, на блистательный выигрыш не тянет. Но многие люди именно так пытаются вернуть потерянное: сперва полагаются на то, что произойдет чудо, и выигрышам не будет конца; а когда начинается «сумеречная зона», вовсю надеются на новое чудо — спасет интуиция, чутье, третий глаз (как ни назови паранормальную субстанцию, открывающую доступ к вселенскому хранилищу информации). Излишне говорить: чудеса случаются настолько редко, что их можно совсем не учитывать как обязательный фактор. Это всего лишь своеобразный «сбой в программе». Хотя представь, какое количество сбоев возникает в «мировом законе», о котором столько грезили философы. Вероятно, немало. Но даже возникнув на горизонте, чудеса иссякают очень быстро. Все-таки у космоса запас «сбоев и исключений» не так велик, чтобы обеспечить удачей всех желающих и ожидающих.
И вообще, помни: любая азартная игра в «повезет-не повезет» неизменно — ну, за единичными исключениями — заканчивается проигрышем для игрока. Иначе никаких казино, ипподромов и даже игральных автоматов не существовало бы. Весь азарт выплескивался бы во время милых междусобойчиков по уикендам: сидят старушки в голубом и розовом, дымят сигарами и стараются разглядеть на лицах партнерш признаки озабоченности. Прелестная картинка. Сомнительно, что в таких мероприятиях кому-нибудь удалось бы разорить банк или разориться самому. Следовательно, если ты в душе игрок, постарайся не зарываться. Людям, психологически зависящим от азартных игр, во время невезения не везет особенно круто.
Но что бы ты ни выбрала — реставрацию старого, возведение нового или джек-пот — не старайся себя взвинчивать. Обязательно накопи достаточно энергии для рывка. Преждевременная попытка может стать кладбищем твоих надежд. Восстанавливать утраченное или строить новое лучше, когда есть силы. Если получаешь от судьбы под дых, не стоит, размазывая сопли и воя от боли в кишках, снова выскакивать на ринг — получишь еще и еще. Возьми тайм-аут. Хотя бы для того, чтобы иметь возможность сделать хорошую мину. Не вгрызайся в первый предоставленный после неудач шанс так, словно он последний. Если паникуешь, осаживай себя. Борись со страхом. Иначе он тебя сожрет. К тому же мы зачастую боимся не того, что на самом деле опасно. Американский драматург Генри Шоу Уилер полагал, что «мелочи тревожат нас больше всего: легче увернуться от слона, чем от мухи». Приглядись к своим мучителям — это слоны или мухи? Не дай бог, ты станешь уделять чересчур много внимания мухам, а тем временем подгребет стадо слонов — да и растопчет тебя в лепешку.
В итоге всего вышесказанного, надеемся, у читателя возникнут некоторые выводы. Но для полного взаимопонимания предлагаем твоему вниманию основные моменты нашей книги.
Энтузиазм, не подкрепленный здравым смыслом — это верная дорога к невезению. Вероятнее всего, в эмоциональном порыве четкость восприятия не повышается.
Оказавшись в черной полосе, зорко смотри, кто и каким путем указывает тебе дорогу к свету. Гляди в оба и хорошенько думай головой, прежде чем сделать шаг навстречу своему благодетелю.
«Исправительные меры» должны соответствовать конкретным задачам, а не чужим рекомендациям. Если ты хочешь исправить то или се, а тебе объясняют, как усовершенствовать пятое и десятое — вряд ли стоит выполнять этот несвоевременный и бесполезный совет.
Попытки обойтись верой в то, что «все будет хорошо» вместо реального решения приведут к одному последствию: проблемы затянут тебя на самое дно. Проблемы не имеют обыкновения растворяться в воздухе.
Остерегайся разнообразных сообществ неудачников. Не трать свои жизненные силы на трепотню с эгоцентричными, истеричными тетками. Лучше займись чем-нибудь.
Не экономь на себе по жизни — ведь, если так, то невезение станет для тебя формой существования и нормой жизни. Отказывая себе в радостях жизни, ты можешь долететь до снегов на вершине Килиманджаро, но никакого удовлетворения не ощутить. И вообще: в борьбе с полосой невезения составь реестр своих желаний и… начни их выполнять.
Но не западай на глянец — киношный и журнальный. Он недостижим, потому что нереален. В погоне за его одуряющим блеском можно упустить действительно нужные вещи — нужные тебе, а не выдуманной девушке с мелованных страниц.
Потерпев фиаско, не впадай в панику. В истерике ты нагородишь горы ошибок. И непременно следи за собой, избегай комплекса неудачницы в поведении: держи осанку, избегай появления болтливости, суетливости, навязчивости в манере поведения.
Не старайся вернуть себе все упущенное сразу. Накопи достаточно опыта, чтобы выбрать, чего тебе действительно хочется — вернуть старое как было, заложить фундамент для нового, прыгнуть в омут головой. Набери сил для выполнения желаемого — и отправляйся к выходу из мрачной полосы невезения.
Желаю, чтобы все!
Главное, выбираясь из болота, не тащить с собой бабушкин комод и дядюшкин рояль. Великий политический деятель Бенджамин Франклин сказал: «Тому, кто покупает ненужное, скоро придется продавать необходимое». А Вольтер считал: «Излишек — вещь крайне необходимая». Кому верить? Себе. То, что понадобится для счастья тебе, Франклину и Вольтеру скорее всего покажется полной чепухой. Вот и думай, чего тебе хочется. Классифицировать любую вещь и отнести ее в категорию «необходимое» или «избыточное» можешь только ты. Поэтому, преодолевая полосу невезения, сама решай, что стоит хранить и защищать, а от чего вполне можно отказаться.
Кроме того, знай: клин вышибают клином. После некоторого количества удач и достижений неизбежно наступает момент, когда маятник начинает движение в другую сторону. Начинается кромешная невезуха. Можно заниматься самоедством, проклинать несовершенство мироздания, клеймить неверность и неблагодарность близких. А можно использовать период застоя, чтобы разобраться в себе и составить отчетливые планы на будущее. Достижение душевного равновесия тоже много значит. Опьяняющее действие периода удач и подарков туманит разум, в мозгу, словно в долине гейзеров, тучами клубятся иллюзии — поэтому никакой объективной оценки окружающего в эти моменты не создашь. Видимо, неприятности и существуют для прояснения мозгов. Прими их и используй как надо.

28 Янв 2012

Comments (0)

Рекомендую прочитать

Просмотров: 98

Одна звездаДве звездыТри звездыЧетыре звездыПять звёзд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Ваш отзыв

Я не робот.